Счастье семьи Замулко из деревни Липно

Так летит время и не замечаешь, как проходит жизнь. Кажется, что вот, совсем недавно, было детство, юность, молодость. А уже этого ничего нет и вспоминается это время без сожаления да и зачем жалеть, если все сложилось в жизни так, как и хотелось. Только одно обстоятельство у меня вызывает боль, грусть, слезы от большой утраты всей моей жизни – двадцать лет назад не стало наших с братом родителей. Таких людей, какими были наши мама Замулко Людмила Петровна и папа Замулко Василий Иосифович, нет уже в природе: они были, я уверена, в единственном экземпляре – интеллигентные, умные, образованные, умеющие сопереживать и помогать.

Они любили жизнь и не уставали повторять, что она очень быстротечна и надо радоваться каждому дню, каждому мгновению прожитому на этой земле. Для них семья, дом, Родина означали не просто слова, а в этом была их сущность, правда, истина и их семейная жизнь – подтверждение этому. Это то поколение людей, которое не могло жить по другому: честность, порядочность, бескорыстие в их поступках – это было так просто, как воды напиться.

С их уходом навсегда закрылась дверь в то время, в ту эпоху, от которой остались одни воспоминания. Они были лучшими из всех людей, кого я знала. Это были не только родители, но и наши учителя, воспитатели, помощники во всех наших делах. С ними было интересно и не скучно идти по жизни. Когда их не стало, только тогда я поняла, что означает слово «померкло». Я с удивлением для себя увидела, что и солнце не такое яркое, и небо не такое голубое, да и краски природы потеряли свой насыщенный цвет. Все вокруг меня померкло. Боль от потери никуда не ушла, только с годами притихла.

Я приезжаю в наш дом в деревне Липно, стены которого помнят всех тех, кто здесь жил в том далеком и счастливом времени, и мне есть что вспомнить.
Двадцать лет назад опустел этот дом, где жила наша семья – в 60-х и 70-х годах состояла она из наших родителей, родителей Папы и нас с братом Геной.

Семья Замулко Василия Иосифовича и Людмилы Петровны, дети Таня и Гена 1964г.
Людмила Петровна с Геной и Таней, 1960г.
Людмила Петровна и Таня, 1965г.

В этом доме было много счастья, которого, как ни странно, мы и не замечали. Мы были уверены, что все вокруг живут также, как и мы. Но, как оказалось, такие счастливые семьи встречаются не так часто. Наши родители прожили вместе без малого 50 лет. Эта красивая супружеская пара была в своем роде уникальной. Они понимали друг друга с полуслова, бесконечно было уважение, терпение, доброта и нежность в их отношениях. Даже теперь, вспоминая, кажется невероятным, что Папа в разговоре и общении с Мамой за всю семейную жизнь ни одного раза (!!!) не повысил голос.

Когда я смотрю на старые фотографии, то на них вижу своих родителей, одетых по стилю тех лет.

Замулко Василий и Людмила, 1953г.

Это был стиль не только в одежде, но и в ихнем разговоре, уважении и отношении друг к другу. В семье нашей была создана такая атмосфера. С родителями очень было интересно вести беседы и дискуссии на любые темы – они постоянно занимались самообразованием. Это были люди своего времени и что-то они знали о жизни такое, что все ненужное отбрасывалось.

Наши родители, д.Липно, 1961г.

Для них самыми главными приоритетами были семья, здоровье родных и их благополучие, также работа и ответственность на ней, а остальное – суета сует. Воспитание, полученное ими в своих семьях, не позволяло опускаться до мелочей в этой жизни.

Они познакомились в далеком 1952-м году. У родителей было много друзей, коллег, приятелей, которые приезжали не только в наш дом за помощью, за дельным советом, но и просто погостить. У Мамы была большая родня в Бресте – сестры Шура с Ольгой и брат Георгий.

Знакомство наших родителей, д.Бучемле, 1952г.
Семья Андреюков: нижний ряд – родители Петр Андреевич и Ульяна Петровна, мамина старшая сестра Шура с мужем Александром, в верхнем ряду – Люда, Георгий, Оля, 1947г.
Андреюк Люда с сестрой Олей, 1952г.

Они часто навещали нас в Липно со своими семьями. Приезжали наши двоюродные Саша Петрочук, Ира и Валера Шевчуки, Сережа, Аня, Маша и Оля Андреюки. Мы у них были единственными деревенскими родственниками и деревню нашу они любили не меньше нас. Много лет спустя мы узнали, что, благодаря Папе и Маме, наша семья была для них всех образцовой.

Деревня Липно

В Липно мы с братом прожили до совершеннолетия. Не раз задумывались почему она так называется. Вся деревня до войны утопала в цвету лип и, казалось, поэтому и Липно, но есть и еще одна версия названия нашей деревни. Заливные луга Лесной – это залежи глины, так называемой «липкой земли». Лошадей пасли на лугу с названием «Глинянка». А берега реки сплошь состоят из голубой целебной глины, которая используется в медицине. На заклунье деревни – красная глина, ее применяли в строительстве. Эта версия тоже имеет место быть.

Деревня наша расположена в красивом месте: на заклунье – сосновый лес (посажен колхозниками и учениками Николаевской школы в 60-х годах прошлого столетия), ниже – дома деревенские, а еще ниже – луг заливной (река Лесная в 500 метрах от огородов) – вот таким ярусом.

Колхозник Замулко Тимофей Кондратьевич с ученицами Николаевской школы Замулко Ниной и Замулко Таней на посадке леса возле деревни Липно (1967г.)

Находится Липно в 51-м километре от Бреста. Когда именно она возникла не знаю, но доподлинно известно, что деревня старинная. Из документальных источников 17-го века, как утверждал каменецкий краевед Георгий Мусевич, деревня наша называлась Липновичи. Стояла она на двух торговых маршрутах, которые проходили рядом: один – Янтарный – начинался от Балтийского моря в Южную Европу, по нему везли янтарь на продажу; другой – Соленый, – был самым выгодным для перевозки соли с Закарпатья на соляные склады в Гродно. В Каменце в то время располагался филиал Брестской таможни, и за перевозку соли на таможне в нашей стороне купцы расплачивались солью.

Из истории знаем, что в середине 19-го века деревня была в государственной собственности, входила в Каменец-Литовскую волость Брестского уезда Гродненской губернии, в 1857-м году проживало здесь 259 человек, в 1897-м году – 403, а в 1905-м году – 453. Во время польской власти в 1921-1939-х годах деревня вошла в состав Каменец-Литовской гмины Брестского уезда Полесского воеводства. В 1923-м году было в деревне 43 двора, 193 жителя. С 1940-го года она располагалась на территории Николаевского сельсовета Каменецкого района Брестской области. В 1950-м году в деревне было 68 дворов и 274 жителя. С 1954-го года это уже Ратайчицкий сельсовет, с 1964-го – Каменецкий, с 1986-го – Войский.

Деревня Липно в 60-х годах

Сегодняшняя проблема старения деревень не обминула и Липну. В 2005-м году в деревне проживало 116 человек в 55 домах, а в 2021-м – 58 жителей и 30 домов.

Наш дедушка Замулко Осип (Иосиф) Иванович был по профессии учителем. В 1916-м году окончил Бельскую учительскую семинарию (г. Бяла) и был направлен, как тогда говорили, «учительствовать» в Украину в Диканьскую волость Полтавской губернии, это было время царской России.

Замулко Осип – выпускник Бельской учительской семинарии (на фото – в верхнем ряду третий слева), 1916г.
Замулко Осип Иванович, учитель в Полтавской губернии, 1919г.

Там он и познакомился с нашей бабушкой Марией Алексеевной.

Замулко Мария Алексеевна, жена Осипа, 1920г.

Через какое-то время дед приехал работать на Столинщину, а потом – в родную деревню. Здесь жили еще два брата нашего деда – Николай и Александр.

Перед первой мировой войной убегали люди в Россию. Старожилы рассказывали, что когда уехали «в беженство», то в деревне улицы не было видно – взошла рожь. Это зерно рассыпалось с повозок и потом проросло.

В 20-х годах многие односельчане решили попытать счастья в Америке и заработать денег. Собрались в дорогу и братья Замулко, но в последний момент Осип передумал и остался на Родине, не смог представить свою жизнь на чужбине, да и в то время у него уже была семья. А братья уехали и всю жизнь прожили в Южной Америке, в Бразилии.

Замулко Александр Иванович с племянниками, г.Сан-Паулу, 30-е годы
Замулко Николай Иванович с женой Галиной и детьми Надей и Сергеем, г.Сан-Паулу, 40-е годы

Там Николай женился, а дедушка Саша жизнь прожил холостяком, мечтал вернуться на Родину, но не суждено было сбыться этим мечтам. Посылки шли к ним с сушеными грибами, а он писал в письмах, я это хорошо помню, что грибы эти пахнут лесом, деревней, Родиной. Жили братья в городе Сан-Паулу – это большой густонаселенный бразильский город, работали они в строительной фирме. В пригороде этого мегаполиса была построена вилла Белла, где до сих пор живут наши родственники, папины двоюродные – Сергей и Надежда со своими семьями.

У деда Осипа и бабушки Маруси, как мы ее называли в детстве, было трое детей: Ваня, Вася и Вера.

Семья Замулко Осипа Ивановича и Марии Алексеевны, дети Вася, Вера и Ваня, 1930г.

Дом был расположен на заклунье, там стояли и сараи, которые были покрыты соломой.

Замулко Мария на заклунье возле дома и сарая, 1929г.
Заклунье, 1929г.

Здесь же построили начальную школу в три класса. Дед наш был заведующим школой, кроме него еще работали несколько учителей. Все деревенские дети заканчивали эту школу, а в 4-й класс ходили в соседнее село Николаево, где была семилетка. Наш Осип Иванович был настоящим патриотом – во времена польской власти ездил в Варшаву и добился, чтобы в школе, наряду с преподаванием на польском, также учились и на белорусском языке, что было редкостью в то время. Бабушка не работала, дед получал двойную зарплату, так как жена воспитывала троих детей.

У нашего деда жила многочисленная родня в нашей деревне, в Николаево, в Бабичах и точно не известно, какая семья была у его отца Ивана, но знаем, что один из братьев – Замулко Устин.

Замулко Устин с женой Ефросиньей и сыном Даниилом, 1943г.

А его сын, который жил в Бресте, Даниил Устинович, часто у нас гостил в Липно. Он приходился нашему Папе дядей, хотя был младше его на два года и они были скорее, как братья. Дядя Даниль, как мы его звали, был добрейшим человеком, никогда его грустным не видели, он всегда улыбался и рядом с ним было уютно и тепло. Он интересовался саженцами деревьев в саду, любил смотреть на пчел, они с Папой очень были дружны. И если возникали какие-то проблемы, то Папа говорил, что надо посоветоваться с Данилем.

В конце 30-х годов, когда освободили нашу местность от польской оккупации, дядя Ваня, старший сын Осипа Ивановича и Марии Алексеевны Замулко, пошел по стопам отца, тоже стал учителем, про него говорили «учитель от Бога», позднее создал семью с односельчанкой Пархотик Галиной.

Братья Замулко Иван и Василий, 1940г.
Ваня Замулко с женой Галей, 1943г.

Папа

Папа закончил 7 классов польской школы, а затем учился на платных курсах по фотографии в Каменце у частного фотографа Островского. Это все было перед самой войной.

Замулко Василий с фотоаппаратом, 1940г.

А во время войны, в 1944-м году, нашу деревню, отступая, сожгли фашисты, всего 92 дома. Жителей предупредили о надвигающейся беде и перед этим страшным событием ночью все ушли. Люди, которые оказались с семьями в лесу, смотрели в сторону деревни, вдруг увидели черный дым и кто-то крикнул «Липна горит!» Там, где стояли и горели дома, сгорали их чаяния и надежды. И плачем огласился лес – такое было людское горе, как будто людей оплакивали! Вернулись в деревню, а здесь пепелище, только чудом сохранился один дом Коберны Евдокии, в котором на всех односельчан пекли хлеб, детей здесь спасали от болезней и холода. Помогали люди друг другу – так выживали. Липна была сожжена за три дня до прихода Советской Армии.

Не раз липенцы восстанавливали деревню – и вот опять надо было начинать все с нуля. И как это тяжело, если на руках были дети, пожилые родители. Невозможно сейчас представить сколько труда, терпения, сил физических и моральных пришлось перенести в те далекие годы нашим односельчанам. Когда после освобождения района началась мобилизация местных мужчин на фронт, дали им неделю отсрочки, чтобы могли помочь своим семьям. На месте пожарища вырыли землянки, больше похожие на ямы, а на следующий год стали потихоньку строиться – многие привозили дома из-под пущи, а здесь складывали, а многие строили новые, как у кого хватало денежных средств. Наш дед Осип построил дом, где расположились и школа (в ней учились 49 учеников), и жилые помещения для семьи.

Послевоенный дом-школа, 1947г.
Осип Иванович с учениками Липенской начальной школы, 1949г.
Мария Алексеевна с дочерью Верой, 1946г.

Как и всем людям в военное время, так и семье Замулко пришлось пережить много горя. Ушел на фронт старший сын Ваня и не вернулся, ему было 24 года.

Замулко Иван Иосифович, 1944г.

Погиб он на территории Польши, под Белостоком. Потеря эта была страшной для семьи и навсегда осталась незаживающей раной. В наше время через Белорусское Общество Красного Креста и Польский Красный Крест я узнала, что останки его перезахоронены на кладбище-мавзолее солдат Советской Армии в г. Варшаве, Мазовецкое воеводство.
Папа потерял не только любимого брата, но и лучшего друга.

Вместе с братом в 1944-м году он тоже ушел на фронт.

Липенцы воевали в одной дивизии, 1944г.

Воевал, как и многие односельчане, в составе 60-й стрелковой Севско-Варшавской дивизии, которая была создана в июле 1941-го, как первая дивизия народного ополчения.

Возле города Гальберштадта, Германия, 1945г.
С друзьями на привале, 1944г.
Односельчане с деревни Липно: Севенюк Иван, Сидорук Владимир, Петручук Николай, 1944г.

Впоследствии дивизия входила в состав 47-й армии 1-го Белорусского фронта. Она вела бои за Ковель, участвовала в изгнании фашистов из Польши и Чехословакии. Развивая наступление на территории Германии, в Шнейдемюле, прорывала оборону врага в Померании, на подступах к Берлину и вышла на Эльбу. Дивизия закончила войну с почетным наименованием 60-я Севско-Варшавская Краснознаменная ордена Суворова стрелковая дивизия.

Папа был рядовым, служил стрелком в войсковой части 73835, которая входила в состав дивизии, а в конце 1944-го года переведен фотографом в политотдел.

Друзья-однополчане Пархотик Василий и Замулко Василий, 1945г.

На фронте приходилось снимать самые горячие моменты боя, идти под пули вместе с солдатами-товарищами. Приходилось ему не только работать при штабе, но и пробираться на передовую, минировать объекты и ходить в разведку. Награжден тремя боевыми наградами – это медали «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».

После войны Папа продолжил службу в качестве стрелка 150 отдельного стрелкового полка в Гороховецких лагерях, которые находились в Горьковской области в России и только в ноябре 1946-го года вернулся домой.

С 2020-го года фотографии и информация о Замулко Иване Иосифовиче и Замулко Василии Иосифовиче используются в парке «Патриот», который расположен в Московской области, в музейном комплексе «Дорога памяти» филиала Центрального музея Вооруженных Сил Российской Федерации.

Замулко Иван Иосифович, 1943г.
Замулко Василий Иосифович, 1944г.

Боевой путь дивизии, где служил Папа, описан в книге «С боями до Эльбы» (1979), которая была подготовлена по заданию совета ветеранов. Папе она подарена в октябре 1979-го года.

Друзья-однополчане никогда не забывали друг друга, писали письма, поздравительные открытки и в деревне наш почтовый ящик часто был полон корреспонденцией. Вести шли из разных уголков Советского Союза – Москва, Саратов, Горький, Дивногорск, Братск, Краснодар, Воронеж, Вильнюс, Чернигов, Алма-Ата, Харцизск, Радомышль, Ромны.
В 40-х – 50-х годах Папа работал фотографом в Каменце в артелях «Волга», имени Чкалова, в райпотребсоюзе, в Высоковской артели инвалидов «Восход».

В 1953-м году он поступил в Пинскую среднюю сельскохозяйственную школу по подготовке председателей колхозов и после ее окончания в 1956-м работал в колхозе имени Ленина Ратайчицкого сельсовета в качестве садовода-пчеловода.

Замулко Василий, студент 2-го курса Пинской сельскохозяйственной школы (на фото – в верхнем ряду второй слева), 1955г.

В 1959-м году был принят на работу в Каменецкий райпромкомбинат фотографом, а в 1962-м – в редакцию районной газеты «Ленiнец» фотокорреспондентом. В 1984-м году уволен с работы в связи с уходом на пенсию. К его боевым наградам прибавилась мирная – медаль «Ветеран труда».

Наш папа Замулко Василий Иосифович, ветеран Великой Отечественной войны, профессиональный фотограф, проработал в Каменце более 30 лет фотографом, из них 22 года – фотокорреспондентом редакции районной газеты «Ленiнец», в последствии «Навiны Камянеччыны».

Замулко Василий Иосифович, фотокорреспондент районной газеты, 1972г.

Много сил и умения вкладывал в каждый снимок на ее страницах. Влюбленный в свою работу, наш Папа побывал во всех уголках Каменецкого района. По своей натуре человек общительный, за время работы встречался со многими интересными земляками, лучшими в районе.

Папе повезло работать с прекрасным коллективом, с творческими людьми, которые были в своей работе Профессионалами с большой буквы, интеллектуалами высшей пробы.

С родным коллективом на улице Каменца, 1984г.
Коллеги по работе и внештатные корреспонденты газеты, 1980г.

И я уверена – им тоже очень повезло, что работали они в одно время с Папой, человеком порядочным, совестливым, честным – на него мы с братом равнялись всю жизнь. Папины коллеги не раз бывали у нас дома, это были встречи друзей, людей умных, веселых, которые умели юморить и очень трепетно относиться друг к другу. Часто на День печати, на свой профессиональный праздник, они приезжали к нам в деревню, брали с собой палатки – и на речку, ловили рыбу, варили уху. Это были для всех незабываемые дни!

Мама

Наша мама Замулко (Андреюк) Людмила Петровна по профессии была учителем биологии и химии.

Андреюк Люда, выпускница Каменецкой средней школы 1948-1949 учебный год (на фото – во втором ряду третья слева)

Родом она из деревни Выгнанка. После окончания Каменецкой средней школы в 1949 году она поступила в Брестский Государственный учительский институт им. А.С.Пушкина (впоследствии переименован в Брестский государственный педагогический институт, а сейчас Брестский государственный университет) и окончила биолого-химический факультет в 1951 году. Затем заочно училась в Брестском педагогическом институте с 1960 по 1965 год. Преподавала в Кругельской средней школе и Николаевской школе.

Андреюк Людмила Петровна с коллегами и учениками Николаевской школы (на фото – сидит в первом ряду вторая слева), 1951г.

За отличную работу в 1955 году она была поощрена поездкой в Москву на ВДНХ (Выставка достижений народного хозяйства) в составе делегации учителей Брестской области.

Делегация учителей Брестской области в г. Москве на ВДНХ. Замулко Людмила Петровна – делегат от учителей Каменецкого района (на фото – в центре) (1955 г.)

Мама была доброй, умной, тактичной, с обостренным чувством на любую несправедливость, это был светлый и красивый человек.

На работу в школу на велосипеде, 1964г.

С ней было очень интересно и дома, и в школе.

Юные натуралисты во время похода в лес с учителем биологии Замулко Людмилой Петровной (1970 г.)

При большой загруженности в школе (это не только надо было провести уроки, но и постоянно заниматься работой на пришкольном участке – в саду, огороде, цветнике) мы с братом никогда не ощущали нехватку с ее стороны любви, внимания, участия в нашей жизни.

Таня с братом Геной возле новогодней елки дома, 1966г.

Педагогический коллектив Николаевской школы в те годы – это команда единомышленников в своей работе.

Замулко Людмила Петровна, педагог Николаевской школы, 1952г.

Школа была построена в 1949-м году, а Мама стала работать с 1951-го и на пенсию ушла в 1981-м году, проработав здесь ровно 30 лет.

Урок географии ведет Замулко Людмила Петровна (1978 г.)

Вместе с ней плечо к плечу работали прекрасные учителя, которые остались в нашей памяти на всю жизнь.

С учителями-коллегами, 1963г.

Мама, даже будучи на пенсии, не теряла связь со школой – ученики и бывшие коллеги ее навещали, поздравляли с праздниками и она часто принимала участие в школьных мероприятиях. В 1999-м году, к 50-летию Николаевской школы, неравнодушными людьми, бывшими учениками был создан фотоальбом истории школы в благодарность коллективу настоящих учителей – тем, кто нас учил, за нас болел душой и переживал за нашу судьбу.

Мама, благодаря своей профессии биолога, ежегодно собирала и сушила лекарственные травы, много о них читала и знала. Односельчане к ней часто обращались за лекарствами и консультациями – она никому не отказывала. Человек удивительной доброты, сочувствия, она умела слушать собеседника и пользовалась в деревне уважением и авторитетом. Она умела ладить с соседями, дружить с коллегами по работе, быть требовательной к ученикам и в тоже время любить их. Она часто повторяла: «терпение и труд все перетрут», это был ее жизненный девиз и ему она осталась верна до своих последних дней.

Как учитель, она имела право на бесплатную путевку в любой санаторий почти ежегодно. Свое здоровье она улучшала в знаменитых в то время здравницах таких, как Ессентуки, Моршин, Евпаторий, Кисловодск, Совейки, Саки, Друскининкай, Пятигорск.

В доме отдыха «Совейки», 1957г.
С подругой на курорте Моршин, 1966г.

Благодаря Маме в семье нашей сложилась традиция чтения книг. Увлекались не только художественными произведениями, хотя в доме была своя книжная библиотека. Много знаний нам давали журналы, которые выписывались родителями в большом количестве. Они пересматривались и перечитывались не один раз. Сейчас даже трудно перечислить все их названия: «Вокруг света», «Здоровье», «Советское фото», «Огонек», «Крестьянка», «Работница», «Пчеловодство», «Приусадебное хозяйство», «Хозяин», «Служба быта», «Журналист», «Родная прырода», «Юный натуралист», «Мурзилка», «Веселые картинки» и другие.

В 1967-м году наш старый дом был разрушен и на его месте построили новый, в котором мы выросли, где мы жили со своей дружной семьей многие годы.

Липенский новый дом семьи Замулко, 1967г.

Это был современный по тем временам дом – с паровым отоплением, ванной.

Под домом были построены два подвала. В одном из них хранились овощи, а в другом сделаны деревянные полки, на которых мы раскладывали яблоки поздних сортов. В подвале был создан такой микроклимат, что яблоки здесь лежали до июня. А рядом в деревянных бочках на зиму заготавливали квашеную капусту, моченые яблоки, соленые огурцы. Кроме этого в бутлях стояли всевозможные фруктовые наливки из вишни, винограда, яблок. В подвале хранилось большое количество консервированных помидоров, огурцов, грибов, а также варенья, джемы, компоты.

А еще в доме была большая комната на чердаке, что-то типа сегодняшних «мансард». Там стояла печка, сложенная Папой, две кровати, стол с фотоувеличителем. Это была наша фотолаборатория, так как в нашей семье мы втроем, кроме Мамы, занимались фотографией. В этой комнате была радиола с проигрывателем и мы с подругами там собирались, слушали пластинки, читали журналы и книги. Здесь ночевали наши двоюродные Саша и Валера с Бреста, когда приезжали на охоту и рыбалку.

Саша Петрочук и Гена с удачным уловом, 1969г.
После охоты на уток – Гена с Валерой Шевчуком, 1973г.

В этом доме было так здорово и комфортно! И то счастливое детство все чаще вспоминается нам.

В конце 60-х у нас появился телевизор, первый в деревне. Это был «Старт-3» с маленьким экраном и, конечно, с черно-белым изображением. Летом 1967-го года, когда строился дом, телевизор подключали в гараже, ставили его повыше, а мы приносили длинные скамьи и все наши друзья, в основном ровесники, сбегались к нам «на кино». Это было просто чудо! Сколько кинофильмов было пересмотрено! Мы знали всех артистов тех лет, покупали их фотографии, обменивались ими, а брат даже вел блокнот, где записывал названия фильмов, которые мы смотрели.

Папина сестра Лавренюк (Замулко) Вера Иосифовна вышла замуж за односельчанина и всю жизнь прожила в Липно, ее дети Миша и Маша были нашими сверстниками. Миши уже давно нет на этом свете, но в сердцах у нас осталась память о нем, как о человеке с доброй душой. Мы часто с братом вспоминаем, как Миша любил животных.

Любитель животных Миша Лавренюк, 1962г.

Такой голубятни, как у него, не было ни у кого в деревне. А еще у них была лошадь, собака, кролики, а позже, когда он женился, стал разводить фретки, нутрии, ондатры. А какие у него во дворе расхаживали селезни и утки! К Мише, как на экскурсию, прибегали посмотреть на всех этих животных и птиц деревенские дети.

Когда моему брату Гене исполнилось лет шесть, то Мишин отец подарил ему белого и пушистого песика – назвали его Шариком, он прожил у нас 17 лет, наше детство и юность прошли с таким верным и ласковым другом.

С другом детства Шариком, 1966г.

Были мы в лесу или на речке – везде за нами следовал Шарик, а летом мы его стригли, как овечку и купали в реке.

Любовь к природе прививалась нам родителями с самого раннего детства. У нас в комнате на столе стоял шарообразный аквариум. Водные растения мы с братом носили из реки, там же ловили рыбок. Эти рыбки по-местному назывались «ганночки», были они в длину всего несколько сантиметров и чешуя переливалась у них сиреневой и зеленой красками. То детское чувство присутствия живой природы в доме осталось у меня на всю жизнь. Позже, уже с мужем, мы покупали большие аквариумы с экзотическими рыбками — они были с освещением, подогревом, очень красивые, но все-таки тот, деревенский аквариум из моего далекого детства мне был гораздо милее и дороже.

 Жизнь в деревне – это походы в лес по грибы и орехи, по чернику и малину, это плавание в Лесной, катание на лодке, ловля рыбы и летняя охота на уток, это запах луговых трав и жужжание пчел в саду, где стояли ульи и у нас всегда был мед.

Поход за малиной. Мамина сестра Шевчук (Андреюк) Ольга с дочкой Ирой, Замулко Людмила, Таня, Шевчук Валера, Лавренюк Миша, Гена и Шарик, 1965г.
Семейная экскурсия в лес, 1966г.

А зимой – это охота на зайцев и лис. А еще – с Папой за новогодней елкой за речку. Это приезды наших родственников-брестчан, а с ними и новые впечатления, а еще – встреча с дядей Мишей с Украины, двоюродным маминым братом и с ним поездки в Беловежскую Пущу и Брест. Это семейное путешествие в Крым и Запорожье. Да и не вспомнить сейчас всего из того замечательного времени детства!

Гена на зимней охоте, 1970г.
В Беловежской Пуще с дядей Мишей, 1967г.
В Алуште, 1965г.

Говорят, что в детстве кажется и лето жарче, и зима морознее, но ведь так и было! Зимы в 60-х – 70-х годах – это морозная и снежная пора года. Снегом заносило дома и дороги, движение транспорта прекращалось – не могли проехать ни грузовые машины, ни автобусы. И нас, учеников младших классов, взрослые вели в школу по узкой дорожке среди сугробов. Ну а если повезет, то односельчане подвозили нас на санях, запряженных лошадью, и это такое счастье – поездка на санях!

Деревня зимой, 1967г.
Наш сад с ульями зимой после метели, 1965г.

Это была веселая пора – зима! Катались на лыжах до самой реки и в лес, а на лугу образовывались природные ледяные катки и мы проводили все свободное время на коньках, которые привязывались к сапогам или валенкам и не у всех были даже такие. Но тем не менее в течение всей зимы проводились хоккейные матчи среди деревенских команд и однажды мне удалось «проникнуть» в состав одной из них, но была узнана и с «позором» изгнана – девченок не принимали ни под каким предлогом.

На лыжной прогулке в лесу, 1964г.

У нас на заклунье, где были высокие сугробы, мы лопатами рыли пещеры, внутри зажигали свечи и сидели там до тех пор, пока родители не звали домой. Помню, каким был вкусным ломоть черного хлеба, смоченный сверху водой и посыпанный сахаром или намазан смальцем (свиным жиром). А в январе все ждали Рождество, хотя религиозные праздники в советское время и не приветствовались, но в деревне отмечались обязательно – и посты соблюдались, а после их окончания пеклись пироги, мясо с колбасами запекались да и всего вкусного готовилось в большом количестве. Запомнилось Рождество тем, как ходила молодежь по деревням с «гвяздами» (делали ее в виде вифлеемской звезды, которая крутилась вокруг оси, лучи были сделаны из плотной бумаги и промазаны жиром, внутри зажигали свечу и было сказочно красиво), заходили в каждый дом, где пели хозяевам церковные песни с хорошими поздравлениями и пожеланиями, а их угощали разными сладостями. Обычно под рождественские праздники стоял на улице крепкий мороз и хрустел под ногами снег, а небо было чистым и звездным.

Таким же красивым праздником была весной Пасха. Мы любили ходить по деревне, где наши все близкие и дальние родственники, а также соседи, дарили нам, детям, крашеные яйца, так называемые «волочебно» – они потом пускались на «выбивание» – это такая была деревенская игра: с горок катали яйца и выбивали ими остальные, а победитель забирал все выбитые. В это время вся улица в деревне пахла испеченными пирогами и хлебом.

Весна начиналась и с разливом реки. В соседнем селе Николаево даже местная маленькая речка Кривуля разливалась так, что часто нас переносили через нее, чтобы добраться в школу. По деревне текли ручьи и вся детвора пускала кораблики, выструганные из коры. Красивая и шумная пора года весна с цветущими вишнями, сливами, яблонями к маю затихала и ждала лето.

Лето было жарким. Часто в начале мая уже открывался купальный сезон. Все жители деревни, взрослые и дети, в выходные дни шли на речку. Одни стирали там белье, раскладывали на траве и берега белели от простынь и полотенец, а другие – ловили рыбу, плавали, собирали щавель и малину.

Таня с дедом во время сенокоса, 1968г.

Наша бабушка Маруся была искусной вышивальщицей – любовались ее вышивками на полотенцах, салфетках, а какие красивые картины висели на стене в их комнате!

Бабушка Маруся, 1973г.

А дед Осип Иванович не только был учителем, но и еще пчеловодом, садовником-«мичуринцем», в саду на одной яблоне росло несколько сортов яблок – результат дедушкиных прививок. Он формировал сад, покупал сортовые саженцы груш, слив, вишень.

С дедом Осипом возле новогодней елки, 1962г.
Внуки Гена, Таня и Миша с дедом, 1966г.

У него было много книг и журналов о садоводстве и пчеловодстве, мы с братом любили их рассматривать и читать. Наш дед во время польской власти у помещика в деревне Бучемле купил саженцы вишни — это были крупные и сладкие ягоды, и до сих пор растут у нас в саду «бучемлянские вишни». Дедушка и Папа часто ездили в Брест и Москву для продажи яблок, а еще продавали репчатый лук. Также продавался и мед с прополисом. Это были дополнительные доходы семьи.

Папа всю жизнь с удовольствием занимался пчеловодством и садоводством, даже нас с мамой привлекал в помощники. В нашем саду стояло более 20 ульев и работа с пчелами — это очень тяжелый труд. Сейчас даже трудно перечислить все деревья и кустарники, которые растут в саду, благодаря Папе: яблони, сливы и груши нескольких сортов, вишни, абрикосы, грецкий орех, персики, боярышник, черноплодная рябина, крупноплодный шиповник, малина, ежевика, смородина, крыжовник, айва и другие. Также росли в саду два сорта винограда — красный винный и крупный сладкий синего цвета — его лозу Папа привез из Алушты, и мы его называли «крымским виноградом».

Многие мгновения из жизни нашей семьи запечатлел папин фотоаппарат – в деревне у нас восемь фотоальбомов. Когда Папа вышел на пенсию, он возглавил районное общество пчеловодов. И дом в Липно был очень часто полон людей и «гудел, как улей от пчел».

В 1975-м году, когда в стране праздновали 30-й юбилей Победы в Великой Отечественной войне, родители ездили в Москву на встречу папиных ветеранов-однополчан. И, приехав оттуда, Папа задался одной целью – построить памятник погибшим землякам, которого в нашей местности до того времени ни одного не было. Руководство колхоза пошло ему на встречу да и односельчане поддержали эту идею. Был создан проект памятника-стелы возле кладбища в Николаево. За гранитом ездили в Украину, в Житомирскую область. И началась стройка на целых четыре года! Деньги на нее давали люди из близлежащих деревень. Всю бухгалтерию по расходам вел Папа, ездил после работы своим мотоциклом за деньгами и каждая людская копейка была у него учтена. Кроме этого – с каждого дома должны были отработать на этой стройке еще и потому, что решили поставить металлическую ограду вокруг кладбища, возле которого и должен был стоять памятник.

В 1979-м году он был открыт и появилась мемориальная плита, где были выбиты имена тех, кто погиб защищая нашу Родину, где можно было в День Победы провести митинг, возложить цветы, вспомнить о наших героях. Только из Липно не вернулись с войны 11 наших односельчан. Папиными руками посажены лиственницы, липы, ели – это как долг перед погибшими, эстафета поколений, переданная ветераном потомкам.

Митинг, посвященный открытию памятника-обелиска воинам-землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны (1979г.)

Благодаря нашим родителям мы с братом имеем высшее образование. Гена в 1975-м году окончил лесохозяйственный факультет Белорусского технологического института, а я в 1980-м – Брестский педагогический институт им. А.С.Пушкина, биолого-химический факультет.

Замулко Геннадий, студент 1-го курса Минского технологического института, 1971г.
Замулко Татьяна, студентка 3-го курса Брестского пединститута, 1978г.

Так уж получилось у меня в жизни, что в конце 1988-го года я с мужем Романюком Игорем и сыном Димой приехали в Беларусь, прожив в г. Канск-Енисейский Красноярского края 8 лет. Поженились мы в 1979-м году, я – студентка пятого курса Брестского пединститута, а он – курсант Калининградского авиационно-технического училища (сам он родом из деревни Выгнанка), после окончания которого получил распределение в Сибирский военный округ. После службы в Сибири муж перевелся в г. Щучин Гродненской области. Сын пошел учиться в 1-й класс Николаевской школы, а я осталась без работы. Только через полгода – летом 1989-го Игорь продолжил службу в г. Кобрине, куда мы позже и переехали, а до переезда мы с сыном жили в Липно у моих родителей.

Романюк (Замулко) Татьяна с сыном Димой, 1984г.
В деревне после сбора грибов с Димой, 1989г.
Романюк Игорь в отпуске в Липно, 1990г.

Спасение реки

И вот в этом, 1989-м году, нашу семью ожидали бурные события, которые были связаны с мелиорацией поймы реки Лесной за нашими огородами и практически осушением ее. Родители встали на защиту родной природы и объявили мелиоративный проект «Липно-Бабичи» варварским по отношению не только к реке, но и к нашей деревне, к нашим колодцам, к нашим садам и лесам. Деревня расположена на высоком месте относительно реки и осушение означало через несколько лет, по утверждению специалистов, потерю грунтовых вод и в конечном счете превращение деревни в пустыню. Авторы этого проекта утверждали, что построят колонки для воды, но кто будет обслуживать их и будет ли там вода, на этот вопрос ответа не было. Перспектива в будущем – привоз воды в бочках. Жители деревни выступили против этого авантюрного проекта.

На страницах районной газеты развернулись целые баталии и надо отдать должное коллективу редакции, что он принял сторону липенцев и в газете стали печатать письма неравнодушных к природе людей. Я перелистываю «Ленiнец» тех лет и не перестаю удивляться, какие интересные статьи писали земляки, в том числе и мы с учительницей русского языка Николаевской восьмилетней школы Шпак Лидией Кирилловной, жительницей деревни. В этой истории наша статья была напечатана последней «Паслухайце i нас…» (08.04.1989).

Кроме этого, мы собирали статьи в средствах массовой информации, где поднималась проблема сохранения малых рек и экологии в целом. А в республиканском журнале «Родная прырода» появилась статья о вреде мелиоративного проекта «Липно-Бабичи» – «Замах на Лясную» (апрель 1989 года). Для нас это была моральная поддержка. В апреле корреспондент по Брестской области от всесоюзной телевизионной программы «Время» приехал в Липно и взял интервью у нашей Мамы, а также было заснято проведение общего собрания односельчан, к слову сказать, я вела протокол собрания. На следующий день эту программу увидели по всему Советскому Союзу. Моя семья получала письма и телеграммы со словами поддержки – это просто было здорово! Но борьба продолжалась и мы не собирались сдаваться.

Очень большую роль в этом противостоянии сыграла кафедра географии Брестского пединститута, преподаватели которой прислали нам «Обоснование нецелесообразности продолжения мелиорации поймы реки Лесной в ее среднем течении». Это документ, в котором подробно было описано, как в результате уже проведенных ранее мелиоративных действий произошло сильное понижение грунтовых вод во всем бассейне реки, как она обмелела, как губителен для нее и Беловежской Пущи будет этот проект, какие будут загублены представители животного мира, занесенные в Красную книгу СССР.

Обмелевшая река Лесная напротив деревни, 1989г.

Самое странное в этой истории то, что от кого мы ждали конкретной поддержки, а это были научные сотрудники музея «Беловежская Пуща», мы встретили абсолютное непонимание с их стороны и страх за свои «теплые» рабочие места, а ведь как умели красиво писать о любви к природе, как к национальному богатству – какое лицемерие (!!!).

И тем не менее наша семья и жители деревни дождались помощи. Дело в том, что в течение года мы писали в разные инстанции по охране природы – районные, областные, республиканские, и чиновники, конечно, нам отвечали в положенный срок. Вот эти отписки мы передали в Бресте депутату Верховного Совета СССР Матеушук Зинаиде Кондратьевне и просьбу о помощи, и уже 26 января 1990г. Папа получил от нее письмо, в котором сообщалось об отмене мелиоративного проекта и поздравление в связи с этим. Сколько потрачено здоровья моими родителями! И все-таки я уверена, что это было не зря! Деревня наша живет, многие дома отреставрированы, приезжают на летний сезон дачники с детьми и внуками, да и постоянных жителей немало.

Семья Лук

Сколько себя помню с того далекого времени в нашем доме часто бывал папин друг из деревни Жиличи. Это был друг детства, они вместе учились в школе, были ровесниками. Он заменил Папе погибшего на войне брата и звали его также – Ваня, это был человек удивительной судьбы, с добрым сердцем и открытой душой. Они дружили всю жизнь, этой дружбе можно было позавидовать, благодаря ей они помогали и выручали друг друга. С детства дядя Ваня красиво рисовал, а еще был талантливым резчиком по дереву, равных ему в этом ремесле не было во всей округе. Многие его работы показывали выставочные центры и музеи Европы. Всю жизнь он проработал в колхозе, а в свободное время вел кружок резьбы по дереву в Николаевской школе. Его сын Паша также часто бывал у нас дома вместе с отцом.

Два друга: Замулко Василий и Лук Иван, 1978г.
Народный умелец по резьбе по дереву Лук Иван Васильевич. На Всесоюзном фестивале самодеятельного искусства (в конце 60-х) удостоен медали и диплома лауреата этого фестиваля. На фото – с сыном Павлом во время подготовки к Международной выставке в Японии «Экспо-70» (1970г.)

Мне в жизни повезло, что многие друзья из нашего детства до сих пор таковыми и остались. Одним из таких друзей был и есть Паша – товарищ по жизни. Талант художника ему перешел от отца, но любой талант, как известно, надо развивать. Мои родители говорили, что свою судьбу каждый человек создает своими руками. Паша окончил школу и решил учиться дальше. Уехал в Минск, жил в общежитии, работал шофером на специальной технике, обслуживающей троллейбусные линии. В столице посещал изостудию и готовился для поступления в высшее учебное заведение. И эти попытки увенчались успехом – благодаря своему трудолюбию, упорству, целеустремленности в 1981-м году он был зачислен студентом на отделение скульптуры Белорусского театрально-художественного института (позже был переименован в Белорусскую государственную академию искусств). После окончания института четыре года работал в Минске в творческих мастерских при Академии художеств СССР.

Сегодня Павел Иванович Лук – член Белорусского союза художников (с 1990 года); участник художественных выставок; известный белорусский скульптор – работает в монументальной, станковой и мемориальной скульптуре; его произведения находятся в Национальном художественном музее, Национальной библиотеке Беларуси, Музее современного изобразительного искусства, Литературных музеях Ф. Богушевича, Я. Купалы, К. Чорного, фондах Белорусского союза художников, частных коллекциях. Известные работы Павла Ивановича – первая в стране скульптура врачам-онкологам в Боровлянах, а также скульптура студента, открытие которой состоялось в 2020-м году у главного корпуса Белорусского государственного экономического университета.

Ежегодно в районной местной газете пишут о деревне Лески, где в 1985-м году установлен новый памятник людям, заживо сожженным фашистами в годы Второй мировой войны. И ни разу не назван автор этого памятника. А ведь автор его Павел Иванович Лук, уроженец Каменецкого района, наш земляк из деревни Жиличи. Создавал он этот памятник бескорыстно, будучи студентом, со своими друзьями-однокурсниками. Надо знать таких земляков – это гордость нашего Каменецкого района.

Все мы родом из детства. Такие простые слова, а ведь в них заложен глубокий смысл. Как тебя любили и уважали родители, как они к тебе относились, какие человеческие качества «вложили» в тебя, так ты и будешь вести себя с окружающими тебя людьми, ты также будешь к ним относиться, также воспримешь чужую радость и боль. Каким ты вышел из детства, таким ты и станешь человеком в дальнейшем. И на протяжении жизни все это помогает найти правильный выход из сложных ситуаций, выбрать надежных и верных друзей, разобраться, где зло, а где – добро.

Мы с братом давно перешагнули пенсионный возраст. Всю свою взрослую жизнь мы работали. Трудовой стаж на двоих почти 80 лет. У нас хорошие семьи – дети, внуки.

Чего еще хотеть в этой жизни – только всем здоровья, терпения, удачи и всего того, что в жизни по праву можно назвать СЧАСТЬЕМ. И чтобы нашей молодежи было не скучно идти по жизни, чтобы учеба и работа были интересными и, как говорится, «в охотку». А еще очень хотелось бы, чтобы не забывали свои родственные связи, свои корни – начало они берут в нашем доме в деревне Липно.

Татьяна Романюк, г.Кобрин, 2021.

Понравилось? Поделись!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.