Памятник жертвам Холокоста (Шоа)

Остановившись у памятника жертвам Холокоста (Шоа), позволю себе акцентировать ваше внимание на факте уничтожения коренного населения Каменца. Чуть более 90 процентов населения города были евреи. Мы со своими менее 10 процентами были как бледная тень. Кстати, практически все довоенные здания, эксплуатируемые по сей день, ранее принадлежали евреям.

Итак, Холокост (древнегреческий – всесожжение), а корректней всё-таки употреблять слово Шоа (иврит – бедствие, катастрофа), – политика немецких нацистов по планомерному уничтожению еврейского этноса. В Каменце расстрелы евреев начались в первый же день войны. Интересно почитать акт чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков на территории Каменецкого района. Аделина Грушевская указала, что 22 июня вблизи её квартиры было расстреляно семь человек.

Андрей Потока сообщил, что:

«…в июле 1941 года в Каменец было забрано 108 мужчин из местного населения, которые были вывезены в автомашинах на муринские поля (урочище «Ровец»), что в двух километрах от Каменца по Брестскому шоссе. Там их расстреляли.»

Дикая грушка в том самом урочище Ровец
Дикая грушка в том самом урочище «Ровец», 2009 год

Осенью 1941 года всё еврейское население города было вывезено в Пружаны. Однако через несколько недель люди возвратились в Каменец обратно. И были немедленно расселены в двух гетто (малом и большом), которые чуть позже объединили: часть города между улицами Набережной и Чкалова огородили забором с колючей проволокой высотой 2,6 метра, всякое общение с остальным городом было запрещено. Большая скученность людей на маленькой площади, лишь один колодец на всех, голод и антисанитария…

Побеги

Были случаи побегов. Большая группа евреев совершила побег, но видя безысходность своего положения, через посредство юденрата вернулась обратно. Совершил побег еврей Пиня. Во время облавы спрятался на территории старого кирпичного завода (рядом с Большими Муринами), но солтыс деревни выдал его немцам. Скрылся знаменитый доктор Ноахим Гольберг со своей семьёй. Долго прятались в окрестностях деревни Дмитровичи, пока их не выдал полицай.

Юзеф Голях со своим товарищем и женщиной по фамилии Козловская помог сбежать Доре Гальперн. Топором проделали ход в заборе, вытащили из гетто, Козловская накинула покрывало и завела на чердак своего дома. Затем переодели в крестьянскую одежду и завели в дом Иосифа Григоревского. Дора была настолько перепугана, что хотела вернуться обратно в гетто. Но вечером Николай Жук забрал её к себе на хутор. До осени она пряталась в овине и после ликвидации гетто её привезли в Каменец, спрятав у полицая, который в некоторой степени способствовал побегу Доры.

Ещё много мест сменила Дора в Каменце под носом у немцев, каждую секунду находясь в страхе за свою жизнь, пока не пришло лето 1944 года. Люди стали поговаривать, что перед отступлением немцы сожгут Каменец. Пришлось в очередной раз спрятаться, на этот раз у сестры Николая Жука в селе Угляны. Она поместила ее в картофельном склепе. В сырости и темноте пришлось лежать ей, согнувшись, но это продолжалось недолго. Был момент, когда Дора зашла на кухню, а в дом ворвались оккупанты. На неё не обратили внимание: искали советских разведчиков. Не найдя их, ушли. Это были последние немцы. Почти на карачках она добралась в Каменец, чтобы увидеть здесь пустоту и безлюдье. Историю своих мучений Дора Гальперн описала в «Книге памяти про Каменец-Литовск, Замосты и колонии», а Г.С.Мусевич со всеми подробностями опубликовал её воспоминания в своей известной книге о судьбе евреев на Каменетчине.

За десять минут до открытия, 2009 год
За десять минут до открытия, 2009 год
На открытии памятника выступал архитектор Леонид Левин, один из авторов мемориального комплекса в Хатыни, 2009 год
На открытии памятника выступал архитектор Леонид Левин, один из авторов мемориального комплекса в Хатыни, 2009 год

Почему молодые парни решили спасти еврейскую девушку? Главным героем этой эпопеи был также Владимир Григоревский, который был неравнодушен к красавице Доре. С его подачи был совершён побег, он организовывал места для укрытия. Позже Дора и Владимир встретились в Польше, жили вместе, но почему-то разошлись. Дора переехала в Аргентину и там умерла.

Уничтожение гетто

Далее. В акте Комиссии по расследованию немецко-фашистских злодеяний по Каменецкому поселковому совету написано, что осенью 1942 года еврейское население, проживающее в местечке Каменец, выгнали в направлении местечка Высокое (там гетто уже обезлюдело).

Польский художник Юзеф Харитон, живший в то время в Высоком, стал свидетелем уничтожения высоковского гетто. Об этом он оставил свои воспоминания и наброски на скорую руку.

Юзеф Харитон
Уничтожение высоковского гетто. Зарисовки очевидца Юзефа Харитона. Взято с сайта www.nawschodzie.pl

Юзеф ХаритонЮзеф ХаритонЮзеф ХаритонЮзеф Харитон

С его слов всё население гетто разделили на три части. Утром в конце января 1942 года самых сильных и здоровых мужчин вывели под видом работ в лесу. При выходе из города внезапно, как из-под земли, они были окружены вооруженным отрядом пеших и конных, которые погнали их под ударами нагаек в сторону железнодорожной станции. Через два дня вывели вторую часть в том же направлении. Последняя, третья часть евреев, состояла из стариков, больных, женщин, девушек и детей, которых везли на подводах, как дрова. Юзеф, прячась, пошел к станции и увидел жуткую картину погрузки людей в вагоны. Евреев гнали, словно скот на бойню, били, теснили лошадями. Несчастные попадали в товарные вагоны буквально по головам друг друга, разрывая одежду и теряя обувь. Закрытые наглухо вагоны локомотив потянул в известном направлении «Nach Treblinka».

В книге «Народ, который жил среди нас» Г.С.Мусевич приводит воспоминания жителя села Комаровщина Василия Тройчука. Ему пришлось на подводе везти каменецких евреев в Высокое. В начале ноября 1942 года в город приехали полицаи и зондеркоманды. Евреев-мужчин выгоняли из гетто на площадь «Рынок» и строили в колонну. Женщин, стариков и детей с вещами посадили на подводы. Мужчин погнали пешком (по бокам шли охранники) по маршруту: Каменец-Замосты-Войская-Борщево-Муравчицы-Долбнево-Высокое. По дороге расстреливали отстававших. А далее лагеря смерти…

Потомки Хаима Горфинкеля, приехавшие из Канады, читают Азкару
Потомки Хаима Горфинкеля, приехавшие из Канады, читают Азкару

Выжившие

После вывоза евреев из Каменца, колючая проволока вокруг гетто была снята. Часть домов перенесли в другие места, ветхие продали на дрова, в оставшихся поселились люди из пущанских сёл, которых немцы выселили в августе 1941 года, а села сожгли. Мародёров, ищущих еврейские «богатства», расстреливали на месте.

Пережить ад Шоа удалось лишь двум каменецким евреям: Доре Гальпериной и Леону Гедалье Гольдрингу.

Зимой, 2010 года
Зимой, 2010 года
Понравилось? Поделись!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *