Каменец-Литовская иешива. Высшее учебное заведение нашего города.

Вытаскиваю из чулана забытое в нашем городе словечко – иешива (ешива). С иврита буквально переводится как «сидение, заседание» и обозначает высшее религиозное учебное заведение, предназначенное для изучения Талмуда. Служила для подготовки учёных к званию раввина (ничего общего со священством в христианстве!). Непосредственно в старой части нынешнего Дома культуры и находилась Каменец-Литовская иешива. А построили её в 1934 году.

Совсем недавно это была Каменецкая иешива. Послевоенное фото
Совсем недавно это была Каменец-Литовская иешива. Послевоенное фото

Полное название звучит впечатляюще: высшая иешива «Кнессет Бэйт Ицхак». Несмотря на то что еврейское население Каменца было преобладающим, учредителями этого заведения были пришлые учёные из Литвы. Как организация она была создана в 1897 году в Ковно (ныне Каунас) и названа в память о раввине Ицха́ке Элхана́не Спе́кторе.

Раввин Ицхак Элханан Спектор
Раввин Ицхак Элханан Спектор

В иешиву принималась молодежь в возрасте от 16 до 25 лет, но только после успешной сдачи вступительного экзамена на знание Талмуда. Обучение длилось от 5 до 10 лет, занятия проходили в среднем по 10 часов в день. Учеба была бесплатной, учащиеся жили на частных квартирах. Некоторые из будущих раввинов получали стипендии из фондов, учрежденных различными еврейскими общественными организациями. Во время Первой мировой войны иешива находилась в беженстве, а по окончании возвратилась в Вильню (Вильнюс). В 1926 году было принято решение переехать в наш Каменец-Литовск.

Первоначально иешива не имела своего помещения в Каменце. Занятия проводились в разных зданиях города. Однако уже в 1932 году был заложен первый камень в… Хотел сказать в фундамент, но, оказывается, здание стоит без него, на голом песке!

Строительство Каменец-Литовской иешивы
Строительство Каменец-Литовской иешивы

Внешний вид был весьма скромен, без каких-либо ажурных линий и архитектурных изысков, которые могли бы зацепить глаз. На первом этаже большой зал – это синагога с обязательным балконом для женщин. Справа лестница на второй этаж, где находились учебные помещения и библиотека.

Балкон для женщин во время богослужений
Там где растянут лозунг, был балкон для женщин во время богослужений

В 1938 году в иешиве обучалось 270 человек, а уже в следующем – 413! Обучающиеся были не только из Польши, но и других стран: США, Германии, Италии, Англии, Чехословакии, Латвии, Дании и Бельгии. После окончания учебы выдавались свидетельства, на основании которых выпускники могли стать раввинами или занять более важное положение среди раввинов.

Новогодняя поздравительная открытка в виде короны из фотографий студентов, 1930 год
Новогодняя поздравительная открытка в виде короны из фотографий студентов и наставников, 1930 год

Студентов с пейсами и в ермолках часто видели прогуливающимися на улицах Каменца. Либо отдыхающими в свободное время во фруктовом саду Александра Мушица на склоне горы «Кладучи». Многие студенты жили впроголодь (несмотря на обеды в столовой иешивы). И для них хорошей помощью был обычай под названием «эссен тэг» — «день еды». В этот день в еврейских семьях готовили еды намного больше обычного, потому что раз в неделю в каждую семью приходил бохур (юноша) и наедался до отвала.

Список студентов, посещавших столовую иешивы
Список студентов, посещавших столовую иешивы

Директором иешивы был Мойше Бурштейн, а главным преподавателем – известнейший на весь иудейских мир гаон (мудрец) раввин Борух Бер Лейбович. Известны имена других преподавателей: Вольф Нафтали Лейбович, Рейвен Грозовски, Ицко Эдельштейн.

Любопытен эпизод из педагогического процесса. Рейвен Грозовски весь день напролёт находился в аудиториях и следил за всем и вся. К нему постоянно подходили студенты с вопросами. А если какой студент грамотно истолкует текст Торы, тому он давал 10 польских злотых.

Отдельно стоит упомянуть Рейвена Грозовского, как достойнейшего ученика Боруха Лейбовича. Его труды радикально изменили Тору в США и Израиле, как в быту, так и на уровне изучения.

Кстати, иешива была хоть и частным учебным заведением, но студенты обучались бесплатно. Где раздобыть финансирование? В конце 20-х годов ХХ века Борух Бер Лейбович и Рейвен Грозовски вынуждены были искать финансовую поддержку и ездили даже в США. Деньги поступали в попечительский фонд иешивы и не могли тратиться по собственному желанию. Обязательно было отчитываться за каждый потраченный грош. Деньги поступали от общественных организаций и частных лиц из Берлина, Нью-Йорка, Вильны и прочих.

Благодарственные письма донорам иешивы из Филадельфии. Внизу подпись и печать Б.Б.Лейбовича
Благодарственные письма донорам иешивы из Филадельфии. Внизу подпись и печать Б.Б.Лейбовича

В книге «Всё для Босса» (воспоминания Рухамы Шайн) есть эпизод, когда Б.Б.Лейбович поехал в США на поиски попечителей для Каменец-Литовской иешивы.

«Из Европы пришла весть, что сюда приезжает известный цадик, глава прославленной Каменецкой ешивы, гаон реб Борух Бер Лейбович. Большое событие, высокая честь…

…Мэр Нью-Йорка, Джимми Уокер подарил реб Борух Беру ключи от города и при этом сказал:

– Рабби Лейбович опровергает дарвиновскую теорию эволюции. Такого святого человека мог создать только Б-г…

Много людей пришли встретить цадика: банкиры и фабриканты, профессора и главы еврейских общин. И тут возникла маленькая заминка. Оказалось, что реб Борух не сможет съесть в гостях даже тарелку супа. Кошер…!!!

Одни соблюдали его больше, другие меньше, но никто не мог, глядя в чистые глаза цадика, сказать: «Ребе, у меня вы можете есть спокойно…» Цадикам не лгут. Важные люди, окружавшие реб Борух Бера, могли без труда добыть для его стола редкое блюдо. Но вряд ли кто-то сумел поручиться, что его кухарка, разбивая яйцо, проверяла, нет ли там сгустка крови.

Для такого ручательства мало быть умным и энергичным. Для этого надо уметь говорить «Б-б-борух» так, как это делал глава Каменецкой ешивы.

Прошло уже шесть часов, как реб Борух Бер ступил на берег Америки, а он все еще не съел ни кусочка.

А что думал по этому поводу он сам?

Оказалось, что перед поездкой ему сказали, что в Нью-Йорке живет большой еврей по прозвищу «Махнис Ореах», «Собиратель Гостей», в доме которого кошер соблюдают на сто процентов. Его зовут реб Яаков Йосеф Герман. И реб Борух Бер может попросить разрешения обедать у него. Надеясь на эту возможность, он и пересек океан…

Тут все вздохнули с облегчением.

Реб Янкев Йосеф. Ну конечно! Мистер Герман. Именно он! Но где же он, почему его нет в толпе встречающих? Неужели он куда-то уехал, и тогда им всем, со всем их капиталом и влиянием, останется только бессильно развести руками?

Словно читая их мысли, Папа в это время говорил Маме, что собирается поехать в гостиницу, где остановился высокий гость, и пригласить его обедать у них дома.

– Янкев Йосеф, неужели ты думаешь, что, окруженный такими важными людьми, он согласится поехать к нам? И потом взгляни на нашу мебель – она почти разваливается…

Папа взглянул на Маму с удивлением:

– Адель, как ты можешь так говорить? Если такой большой человек может быть гостем в нашем доме, неужели мы позволим этой золотой возможности выскользнуть из наших рук? Я еду прямо сейчас, чтобы передать приглашение… Рухома, надевай пальто!

И вот Папа с Рухомой стоят в вестибюле отеля, где остановился реб Бору хБер. Там толпилось много евреев – важные, солидные, строгие. Они не галдели, они шумели шепотом.

– Гаон никого не принимает сегодня…

– Он очень устал…

– Его номер на втором этаже, но вы туда не попадете…

Слыша все это, другой человек на месте Папы повернулся бы и пошел восвояси. Но Папа пришел звать гостя, и его уже никто не мог остановить. Пробравшись сквозь толпу, они стали подниматься по покрытой коврами лестнице. В коридоре, где остановился гаон, тоже было много народа. На папин вопрос, может ли он на минуту увидеть реб Борух Бера, сразу послышалось:

– К сожалению, никто не сможет повидать его сегодня. Может быть, если вы придете завтра…

Но тут кто-то быстро спросил у Папы:

– Простите, как ваше имя?

– Герман.

– Вы знаменитый реб Яаков Йосеф Герман, Махнис Ореах – «Собиратель Гостей»?

– Я просто Герман из Ист Сайда.

Папу с Рухомой тут же ввели в номер к гаону. Их провожатый объявил:

– Реб Яаков Йосеф Герман здесь!

Глава Каменецкой ешивы, гаон реб Борух Бер Лейбович повернулся к Папе и сказал от всей души:

– Борух Гашем, что вы пришли! Мы вас ждали…»

Будто бы в августе 1939 года из американского посольства в Варшаве поступила телеграмма об отзыве студентов иешивы, граждан США, на родину. Оставшиеся студенты и учителя  занялись эвакуацией. Сначала они отправились в Вильну, в пригороде которой проводились занятия. Борух Бер Лейбович не смог пережить все эти события и 17 ноября 1939 года (по иным сведениям 26 ноября 1940 года) умер. Был похоронен на еврейском кладбище «Заречье» (Оланду) в Вильне. Его могилу смогли отыскать лишь в наше время. А в 2014 году установили памятник, причём на церемонию его открытия приехали 200 раввинов со всего мира! Кто будет в Литве, сфотографируйте, пожалуйста.

В 1940 году СССР оккупировал Литву, пришлось снова собираться в дорогу. Каменец-Литовская иешива отправилась в Москву, затем через Сибирь в Монголию, Китай, а далее в США. Тут они разделились и часть отправилась в Израиль (Иерусалим). Потомки каменецких евреев предполагают, что в Нью-Йорке иешива также разделилась на две части (одна была на Манхэттене, другая – в Бруклине). Но самая известная Каменец-Литовская иешива оказалась в Иерусалиме, новое здание которой было построено в наше время на пожертвования.

Каменецкая иешива в Иерусалиме. Наши дни.
Каменецкая иешива в Иерусалиме
Надпись на стене Kamenitz Yeshiva of Jerusalem
Надпись на стене Kamenitz Yeshiva of Jerusalem

После иешивы

А что же со зданием в Каменце? Как и положено тому времени: «мы наш, мы новый мир построим». Здесь был устроен Дом культуры с залом для концертов, собраний и прочих праздничных мероприятий, кинотеатром и библиотекой. Периодически менял свой внешний облик, пока в середине 80-х не подвергся кардинальной перестройке: к зданию иешивы пристроили современный концертный зал на 400 зрительных мест.

Дом культуры
Дом культуры
Дом культуры, 1978 год
Дом культуры, 1978 год
Дом культуры, 2008 год
Дом культуры, 2008 год
Каменецкий Дом культуры, 2018 год
Каменецкий Дом культуры, 2018 год

В 90-х годах прошлого века в ДК организовывал культурную жизнь Сергей Сухомлин. «Дети подземелья», ой, простите, студия эстрадной песни «Музыкальный подвал» — его рук дело. Он уже давно «отаборился» в Минске, пишет песни, сочиняет хиты и готовит таланты для Евровидения, но след в памяти оставил у многих. А вообще вторая ипостась былого здания иешивы в виде Дома культуры достойна своего летописца.

Сергей Сухомлин, 1990 год
Сергей Сухомлин, 1990 год

Не стоит проходить и мимо сквера. Упомяну пока лишь два, самых важных, факта. На фотографиях ниже вы видите украшения вдоль улицы Брестской и вдоль аллеи, ведущей к Дому культуры.

Вывеска вдоль улицы Брестской, 1967 год
Вывеска вдоль улицы Брестской, 1967 год
Плакат вдоль сквера, 1967 год
Плакат вдоль сквера, 1967 год
Вдоль улицы Брестской, 1985 год
Вдоль улицы Брестской, 1985 год
Аллея к Дому культуры, 1985 год
Аллея к Дому культуры, 1985 год
Аллея к Дому культуры, 1985 год
Аллея к Дому культуры, 1985 год

Так вот, в 1985 году уроженец Каменца Анатолий Турков стал победителем Всесоюзного (т.е. среди всех 15 республик бывшего СССР) конкурса по оформлению районных центров к 40-летию Победы в Великой Отечественной войне. Художественными композициями в этой тематике был украшен не только сквер у Дома культуры, но и весь город.

А ещё центром притяжения всей каменецкой молодёжи был т.н. «танцплятц» — танцевальная площадка на открытом воздухе в форме круга диаметром около 25 метров, окруженная высоким глухим деревянным забором (который совершенно не мешал «пацанве» проникнуть вовнутрь). Внутри по периметру размещались лавки и крытая эстрада для музыкантов. Платный вход контролировали строгие бабуси.

Справа от ДК в зарослях можно разглядеть забор танцплятца, 1971 год
Справа от ДК в зарослях можно разглядеть забор танцплятца, 1971 год

Жизнь на «танцплятце» кипела не только во время музыкальных мероприятий. «Движуха» там была всякий погожий вечерок (раскрепощающие поведение и расширяющие горизонты сознания напитки, драки, «дружинники» — всё, как в приличных заведениях). Каменецкий молодёжный «бомонд» «тусил» в этом месте, демонстрируя все самые модные тенденции: брюки клёш со звоночками и цепями, рубахи в петухах, причёски.

Юбчонки, клёш, причёски
Юбчонки, клёш, причёски
Стильные пальтишки, 1978 год
Стильные пальтишки, 1978 год
Всё внимание на воротники рубах, 1979 год
Всё внимание на воротники рубах, 1979 год
Понравилось? Поделись!

2 комментария

  1. На предкрайнем фото (стильные пальтишки):
    верхние — Малыш, Славик Черный, Юзик, Бубен;
    нижние — Миша Молоток, не помню кто…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *