Навигация
Жизненно
Каменец
Окрестности

Личности

Лев Паевский
Ехезкель (Ехешкель) Котик
Князь Владимир-Иван Василькович
Ромуальд Траугутт
Станислав Август Понятовский
Всеволод Макарович Игнатовский

Лев Паевский


История города над Лесной была бы лишена многих интересных фактов, если бы не вклад этого человека, собиравшего по крупицам и творящую ея делами своими


Лев Паевский
(написал Михаил Максимович)

Лев Семёнович Паевский родился 19 сентября 1850 года в Осингородке, Виленской губернии, в семье священника. Продолжил дело своего отца, поступив и окончив в 1873г. Литовскую Духовную семинарию в городе Вильно. Далее трудился преподавателем пения в Молодеченской учительской семинарии в 1873 году. После рукоположения во диакона в Варшавском кафедральном соборе в 1875 году работа в Радоме (сейчас это территория Польши) был законоучителем в городском училище. После принятия чина иерея (в 1877 году) служит настоятелем храмов Седлецкой губернии (современная Польша), Витулинской Свято-Михайловской (1877-1880гг.) церкви, церкви в городе Константинов (1880-1885гг.), настоятель Яновской церкви в 1885 году. В этом же году перебирается на Брестчину, где является настоятелем Свято-Покровской церкви в Щитниках Брестского уезда в 1885-1894 годах. Затем служил священником в Каменец-Литовске в Свято-Симеоновском храме (с 1894 по 1905 годы)


О. Лев Паевский в Гродно, 1903 год. Из фотоархива Г. С. Мусевича

Помимо своего основного призвания, занимался историей, археологией, этнографией, краеведением, изучением архивных материалов (бывшего Бельского базилианского монастыря, жировицкого (монастырского и училищного) и Брестского городского), благодаря чему собрал множество интересного. Следует отметить, что в те времена священники ещё и выполняли функции, которые сейчас возложены на специальные государственные органы: ведение метрических книг, оформление бракосочетаний, крещение и т.д. Все эти факты бережливо фиксировались для истории в особых документах

Исторические работы Паевского регулярно издавались в периодике того времени: «Литовских Епархиальных Ведомостях», «Холмско-Варшавском Епархиальном Вестнике», «Виленском Вестнике», «Гродненских Губернских Ведомостях», «Московских Ведомостях», «Русском Паломнике». Темы статей Паевского обсуждались на археологических съездах, проходивших в Москве, Вильно и Риге

В 1894 году составил описания исчезнувших Берестейских храмов на основании архивных материалов т.к. известно, что к тому времени Брест был «перенесён» на восток, а на месте бывшего города в 1842 году была построена крепость. Поэтому многие данные о постройках на крепостных территориях были бы утеряны

За все труды свои, как на духовной, так и на исторической ниве неоднократно награждался как светскими наградами, так и поощрялся духовенством (даже серебряным жетоном Красного Креста). Вёл активную общественную жизнь, являясь депутатом училищных съездов, членом комитета народной трезвости. Вёл воскресные и праздничные сверхурочные чтения в училищах Каменец-Литовска

Особый интерес представляет исторический очерк Паевского о Каменце. К слову сказать, что о истории Каменетчины Паевский знал не только по «бумажным» источникам, ибо известно, что он участвовал в археологических раскопках в окрестностях Каменец-Литовска в 1899 году. Будучи священником, много общался с людьми, что дало весьма богатый этнический и лингвистический материал. В этом труде Лев Семёнович описывает местность, историю, архитектуру Каменца. Интересны наблюдения Паевского за гражданской жизнью каменчан: нравами, обычаями, обрядами, взаимоотношениями. Разумеется, особое место в очерке отведено церквям Каменца. Подробно описаны приходы каждой из них, история их создания, ранее служившие священники и их интересный жизненный путь, состояние храмовых построек

Главное же дело, за которое потомки благодарны Паевскому, это строительство одного из символов города—нового Свято-Симеоновского храма на месте старого обветшавшего деревянного. Случилось это так: во время пребывания последнего российского императора Николая II в Беловежской пуще, 5 сентября 1897 года Льву Семёновичу удалось добиться аудиенции царя (к слову сказать, дело непростое). Во время беседы Паевский убедил императора выделить средства для строительства храма и реставрации Каменецкой башни. (По данным Г. С. Мусевича просил он об этом преклонив колени и с воздетой над головой чудотворной Каменец-Литовской иконой Божией Матери, которую принёс как драгоценный дар царю). Средства в размере 50000 рублей были выделены и храм был возведён, правда с проволочками (народная русская привычка—медленно запрягать). Надо отметить, что благодаря энергии Паевского, регулярно наведывавшему по данному поводу Вильно и Гродно, план и смета были готовы к январю 1902 года

Однако начала строительства нового храма Лев Семёнович не дождался: он отбыл в Слоним, где был настоятелем местного Свято-Преображенского собора (с 1906 года). Скончался Лев Семёнович в Слониме в 1912 году. Интересен тот факт, что сын Паевского продолжил династию священников, он известен как белорусский автокефальный митрополит Мелхиседек (Паевский Михаил Львович, 1878-1931). Являясь, так же как и отец, яркой и неординарной личностью был «замечен» «самой лучшей» властью большевиков. Обвинения в укрывательстве церковных ценностей, отказ от сотрудничества с «органами», ну и само собой «контрреволюционная деятельность». Аресты, сфабрикованный и провалившийся судебный процесс 1925 года, однако за слишком «неправильное» поведение был всё равно арестован… Сибирь, тюрьмы, лагеря… всё это у человека с болезнью лёгких. И в финале «внезапная» смерть в 1931 году

Благодарим Г. С. Мусевича и М. М. Максимовича за предоставленные материалы. Желающее пополнить этот довольно скудный объем информации, или просто располагающие более подробными данными о жизни и делах о. Л. Паевского, либо нашедшие в тексте ошибки и неточности пишите нам

Ехезкель (Ехешкель) Котик


Ежели это имя вам ничего не говорит, то таки знайте, что это легенда среди каменецкого и мирового еврейства. Чем знаменит? Не торопитесь, дальше будет что узнать за него


Ехезкель Котик

Родился в 1847 году в нашем штетле — Каменец-Литовске, в очень уважаемой семье состоятельного еврея хасида Мойше. Далее, как и большинство еврейских детей, обучался в школе, где меламед Яков-Бер преподавал детишкам Гемару, Тору и Мидраш. Уже там в своей школе при помощи усердного ученья, природной смышлёности и хлёстких розог раби Шая-Бецалеля маленький Ехезкель усваивает помимо занятий, устройство жизни в еврейском обществе «литовских» местечек, особенности отношений внутри кагала, жизнь и быт нееврейского населения Каменца. На данном этапе всяческим жизненным примудростям его обучают в основном дед реб Арон-Лейзер и бабуля Бейле-Раше, далее «вольные хлеба». Наверное, легче перечислить то, чем пан Котик не занимался — заготовка леса, содержание шинка-кофейни, и т.д

Позже переезжает с места на место. Причиной этому поиск средств к существованию и попытка уйти от множества еврейских погромов (например, знаменитый киевский погром), после чего и становится «живой историей внутренних перемещений российских евреев»


Семейство Котик

Остановился этот неординарнейший человече в Польше в Налевках одном из районов Варшавы, где содержал «самая интересная еврейская кофейня в мире» как выразился об этом заведении автор книги «Еврейские души», А. Литвин. Еврейским эмигрантам с востока (литвакам) приходилось держаться вместе, а «стержнем» этой «суполкi» как раз и был Ехезкель Котик. Антисемитская политика сопровождающаяся массовыми погромами (особенно в Малороссии и на Юге России) породили несколько волн еврейской эмиграции, в частности и в Варшаву. Переезжали денежные личности да и к тому же с обширными связями. В сложившихся условиях кофейня пана Котика становится местом «тусовки» евреев-эмигрантов. И кого тут только нет: фабриканты, купцы, банкиры, комисионеры (выражаясь современным языком — «и другие представители малого и среднего бизнеса»), так же появлялась еврейская интеллигенция в основном в лице писателей. Ни одно еврейское общественно-политическое действие не обходится без участия Котика, интересен его подход к созданию новых движений и организаций. Всё в той же кофейне он ненавязчиво даёт вам прочесть написанную им самим же брошюру-буклет, разумеется в свободное время. Вот вы отнечего делать «глотнули» несколько слов, вот вы уже не можете оторваться от неё, к концу чтения вы уже разделяете взгляды того самого хозяина кофейни. Весело? Верьте али нет, но таким образом появились-таки на свет «Сионистский союз мира», «Посещение больных», «Помощь сиротам», «Ночлег праведных», «Ахиэзер» (Братская помощь), естественно, со штаб-квартирой на Налевках, 31

Однако хотелось бы остановиться на его литературном труде, а именно на такой вещи как «Воспоминания» — настоящей энциклопедии о жизни местечка Каменец в ХIХ веке, написанной на идиш. Спустя много лет (в 1998 году) Центр по истории польского еврейства при Тель-Авивском университете издал книгу Котика на иврите. Трудами Майи Улановской эта «надолго забытая жемчужина еврейской литературы» была переведена на великий и могучий

Книга «Воспоминания» — настоящая онтология жизни города: мещане, помещики, евреи-меламеды, торговцы, ассесоры ,исправники и все со своими характерами, привычками, поступками. Всё это подано с весьма интересной точки зрения и с тонким еврейским юмором. Само повествование ведётся с применением интереснейших словестных оборотов, сравнений, пословиц и проч. «Я рассказываю о том, что я видел», — этими словами автор начинает своё повествование о Каменце. Именно показ местечковой жизни изнутри с её позитивными и негативными проявлениями, без пафоса, сделали произведение «сокровищем» еврейской и мировой литературы. Достаточно привести высказывание о книге классика еврейской литературы Шолом-Алейхема в письме Е. Котику: «Немало было евреев в Вашем Каменце и в Заставье, немало родни в Вашей шумной, как Вы её называете, семье — что же никто из них не составил таких воспоминаний, как Ваши?»

Князь Владимир-Иван Василькович


Хотя Владимир-Иван Василькович Владимиро-Волынский не был уроженцем земли Каменецкой, однако заслуга его в становлении Каменеччины является определяющей т.к. его усилиями был создан укреплённый пункт с башней-донжоном, построен деревянный замок, возведена церковь на месте современного Каменца и т.д. В тексте имеется довольно много отрывков из средневековых летописей так как соперничать с нашими предками летописцами (истинными мастерами слова) в красоте изложения совершенно бессмысленно


Образ Владимира
(написал Михаил Максимович)

Владимир-Иван Василькович Владимиро-Волынский — удельный князь Владимиро-Волынский, родился около 1248 года (по другим данным 1249 г.). Отец его Василько Романович Владимиро-Волынский удельный князь Бельзский 1203-1269 гг., младший брат Даниила Галицкого, мать Добрава (Елена) Юрьевна, княжна Владимирская 1214-1265гг. Являясь продолжателем династической линии, он получил от своего отца довольно крепкое в экономическом отношении княжество. Однако пришлось по вошествию на престол (при содействии своих двоюродных братьев Даниловичей) вести войну с племенем ятвягов около 1273-1274гг. закончившейся победой князя, который спустя 5 лет после этого послал им жито во время голода на земле ятвягов

О житии князя можно узнать из повествований в летописях, где описывают Владимира Васильковича как человека очень грамотного и образованного книголюба, его называют «Философом»: «…був він книжник великий і філософ, якого ото не було в усій землі і ні після нього не буде». В подтверждение этих слов приводится перечисление книг которые князь переписал собственноручно «сам списав», это и «Житие Дмитрия Солунского», и «Паренесис» Ефрема Сирина, Евангелие, Апостол, а так же множество другой духовной литературы

Просветительская деятельность оказалась так же довольно внушительной: масса литературы была заказана писцам, часть же переписывалась и оформлялась самим князем, далее эти книги дарились городам и церквям, например, в Каменец (на р.Лосне) в церквовь Благовещенья были подарены Паремийник, Апостол-апракос, и Евангелие окованное серебром — «оковане сріблом» к тому же «з дорогим камінням» (в те годы книга была не только информационным источником, но и настоящим произведением искусства). При Владимире Васильковиче велась (а точнее продолжалась вестись) Галицко-Волынская летопись, благодаря которой до нас дошло весьма много исторических фактов того времени

Дошли до нас и сведения о внешнем обличии князя «Сий же благоверный князь Володимерь возрастом бе высок, плечима велик, лицем красен, волосы имея жёлты, кудрявы, бороду стригый, руки же имея красны и ногы; речь же бяше в нём толста». К личностным качествам князя летописцы относят благочестие, попечительство о своей земле и людях, мудрость, спокойствие, правдивость, «незлобивость», к тому же «…не загребущий, не лживий, злодійство ненавидів, а пиття не пив [хмільного] зроду…». Отсуствие гордыни и заносчивост так же не ускользнули от литописца «…Гордості ж у ньому не було, — тому що мерзенна є гордість перед богом і людьми, — а завше смиряв він образ свій, сокрушався серцем, і зітхав із глибини душі…»

В основе многих добрых душевных качеств лежала высокая искренняя религиозность князя, например, интересно описание начала строительства на месте современного Каменца города «... вложив бог у серце князю Володимирові добрий її намір: почав він собі думати, аби де за Берестієм поставити город. І взяв він Книги пророків, і, так собі в серці мислячи, сказав: «Господи боже! Сильний і всемогучий, що своїм словом все сотворяєш і лад усьому даєш! Що ти мені, господи, возвістиш, грішному рабу своєму, то на тім я стану», так упоминаются приготовления к строительству града над Лесной в Галицко-Волынской летописи , и далее «...І коли розігнув він Книги, то випало йому пророцтво Ісайїне: «Дух господній на мені, і задля того він помазав мене, щоби благовістити убогим; він послав мене ізцілити скрушених серцем, возвіщати полоняникам, що їх одпустять, і сліпим, що вони прозріють; призивати пору господню сприятливу і день одплати бога нашого; утішити всіх плачущих; дати плачущим на Сіоні вість, [що] замість попелу [буде їм] помазання і радість, а одіж слави — замість духу скорботи; і назовуть їх племенем правди, насадженням господнім во славу [його]. J забудують вони Пустині віковічнії, здавна запустілії, відновлять городи пусті, що пустували з роду [в рід]»

Ниже, в том же документе ведётся повествование о путешествии «градоруба» Олексы по реке Лесной, и выбора места для строительства «...І послав Володимир мужа-умільця, на ім'я Олексу, який і за [часів Василька], отця його, багато городів поставив, — а послав його Володимир з тамтешніми жителями в човнах у верхів'я ріки Лосни, аби де знайти таке місце, [щоб там] город поставити, — і сей, знайшовши місце таке, приїхав до князя і став розповідати». После рассказа Олексы, князь сам прибыл на место будущего строительства — «Князь тоді сам поїхав із боярами і слугами, і вподобав місце те над берегом ріки Лосни, і розчистив його [од лісу]. А потім поставив він на нім город і нарік його ім'ям Каменець, тому що земля була кам'яна»

В Каменце помимо вежы была построена православная церковь Благовещения т.к. князь «…ти ж і церков Христових багато поставив, і служителів його ввів…», помимо самой постройки церкви Владимир Василькович позаботился о внутреннем убранстве храма «…і церкву поставив Благовіщення святої богородиці, і прикрасив її іконами золотими, і начиння служебне викував срібне, і Євангеліє апракос, оковане сріблом, [і] Апостола апракос, і Паремію, і Соборник отця свого тута ж положив, і хреста воздвижального положив…»

Однако недолго прожил князь. Исходя из данных летописи, можно предположить что, скончался Владимир Василькович от онкологической патологии которая прогрессировала около 4 лет «…у болісті своїй повних чотири роки…», не случайно то, что течение его болезни детально описано «…почала йому гнити нижня губа. Першого року — мало, на другий і на третій — більше стала гнити. Але він іще ж не вельми був недужий, а ходив і їздив на коні, коли хотів…» позже князь ослаб и с передвигался с трудом, в церкви уже был вынужден был сидеть «…І сів він на стільці, тому що не міг стояти од немочі, і, звівши руки до неба, молився…»

Подробнейшим образом описаны последние дни Владимира Васильковича. Уже тяжело больной князь приехал в Каменец «…перебувши у Берести два дні, поїхав до Каменця. Тут же, в Каменці, і лежав він у болісті своїй…». После отбыл в г.Любомль. Понимая тяжесть своего состояния, князь не переставал проявлять заботу о людях и о земле своей «…І роздав він убогим майно своє все — золото, і срібло, і каміння дороге, і пояси золоті отця свого, і срібні, і своє, що після отця свого придбав був, — усе він роздав. І блюда великі срібні, і кубки золоті та срібні сам він перед своїми очима побив і перелив у гривні; і намиста великі золоті баби своєї [Анни] і матері своєї [Олени], — все перелив і розіслав милостиню по всій землі. І стада він роздав убогим людям — iв кого ото коней нема, і тим, у кого погинули вони в Телебужину війну…». Так как прямых наследников не осталось «…Бог бо не дав мені своїх родити за мої гріхи …» княжество он завещал своему брату Мстиславу, свою приёмную дочь Изяславу, которую «…взяв єсмь її од матері її в пелюшках і вигодував…» он так же передал на попечительство брату своему

Составил «Заповiт» и «…Преставився ж він у Любомлі — городі у рік 6797 [1289], місяця грудня в десятий день..», во Влодимир тело князя на санях было доставлено к вечеру и поставлено в церкви. Утром же весь город провожал усопшего князя «…старі і молодії, плакали над ним…», в своём плаче по мужу княгиня Ольга упомянула «…Багато обид зазнав ти од своїх родичів, [та] не бачила я тебе, господине мій, ніколи ж, щоб ти за їх зло яким злом воздавав…», в субботу тело князя было уложено в гроб

Далее летописец излагает следующий интереснейший факт «…і лежало в гробі тіло його незапечатане від одинадцятого дня місяця грудня до шостого дня місяця квітня, то княгиня його не могла заспокоїтися. І от, прийшовши з єпископом Євсигнієм і з усім крилосом [і] одкривши гроб, побачили вони тіло його цілим і білим, і пахощі од гробу були, і запах, подобен до ароматів многоцінних. Таке ото чудо побачили вони, а побачивши, прославили бога і опечатали гроб його місяця квітня в шостий день, у середу страсної неділі…»

Спустя столетия люди, не безразличные к своей истории, — краевед Геогрий Мусевич, художник Михаил Максимович и др.(кстати, усилиями которых был установлен памятник князю возле Каменецкого Свято-Симеоновского храма, в самой же церкви — памятная доска, помимо этого Михаил Максимович написал образ Владимира † Иоанна Васильковича) предложили рассмотреть вопрос о канонизации Благоверного и Благочестивого князя Владимира † Иоанна Васильковича, как местнопочитаемого святого, сейчас идёт сбор подписей в поддержку этой мысли. Каменцу есть кем гордиться, чьим именем называть события, организации, географические объекты (например, улицы города) ведь это и есть так называемая историческая память народа


Памятник основателю города

Уважаемые посетители сайта, если у вас есть интересная информация по данной теме и вы желаете ей поделиться, отправляйте её сюда (желательно подписывать или каким либо другим способом обозначать ваш вклад, дабы не возникало проблем с авторскими правами и проч.)

Ромуальд Траугутт


Родился (16 студня 1826г.) будущий политический и военный деятель, один из руководителей восстания 1863-64гг. в д.Шостаково, Гродненской губернии, Брестского уезда (теперь Каменецкий район, Брестской области), которое арендовал его отец Людвик, принадлежавший к довольно древнему роду Траугуттов, происходившему из Саксонии (современная Германия). Мать же его Алоиза из рода Блоцких (владевшем имением Блота)


Рамуальд Траугут

В возрасте 2-х лет Ромуальд потерял мать (в 1828г.), после чего семья переехала в д.Белая (Пружанский уезд, Гродненской губернии) и воспитанием занялась бабуля по материнской линии Юстина Блоцкая

Окончил свислочскую гимназию (существовала с 1806 по 1851гг.) в 1861г. с серебряным медалём, где училось весьма много отпрысков берестейской шляхты среди них К. Немцевич, Кастусь & Виктор Калиновские, В. Гельтман, Наполеон Орда, Т. Красковский, а попечительствовал сему заведению А. Е. Чарторыйский. В общем гимназия в те годы — кузница революционных кадров и поставщик студентов для Виленского университета

Затем проходил службу в Российской армии юнкером в 3-ем саперном батальоне, расквартированном в 80 вёрстах от Варшавы (оккупационные силы в общем-то). Весной 1848г. получил звание прапорщика (в те годы офицерское). В этом же году происходит очередное несчастье — 29 июня умирает отец, а чуть позже и «бясцэнная бабуля Юсцiна», как писал сам Р. Траугут

Затем Траугутта повышают в звании и через 4 года он женится на дочери варшавского ювелира Анне Пикель уже в чине подпоручика (а это уже почётно). За время службы успел поучавствовать в подавлении Венгерского восстания (это российский император подсобил австрийскому корешу) и повоевать в Крымской войне (1853-56гг.) с молодым графом Л. Толстым и хирургом Н. Н. Пироговым (при обороне Севастополя). После служил в Южной армии и перевелся в Санкт-Петербург

В 1859 опять несчастье в семействе Траугуттов: умирают двое детей и жена. Ещё через некоторое время умирает свояк по материнской линии и Траугутт, как наследник, становится владельцем его имения в Островье (сейчас Малоритский район, Брестской области). Пока принимал наследство (это длилось 2-а года) жил в постоялом дворе г.Кобрина. Подполковником уходит в отставку и поселяется в Островье уже с молодой женой Антониной Костюшко (да-да, внучатой племяннице самого Тадеуша Костюшко) и двумя детьми

Казалось бы, сельская размеренная жизнь дворянина: охота, тусовки местной шляхты, занятия физикой (хобби Траугутта), мемуары там всякие, всё бы так, если бы не события 1863 года… 22 студня 1863 року Жонд Народовы со своим фронтменом Стефаном Бобровским издало манифест и декреты о собственности на землю, так-же требования о демократизации и независимости и non-stop покатил! Создавались партизанские отряды на территории современной Литвы, Польши, Беларуси, Украины. В общем в феврале повстанцы уже взяли Пружаны и двинулись в пинские леса (под Антополь)

В это время по просьбе врача Павловского и шляхтича Элерта, Траугутт срывается в Детковигский лес (Пинщина), где, как опытный боевой офицер, руководит подготовкой повстанцев в полевом лагере у д.Горки. Первый бой приносит победу: потери царской армии составили 70 человек, партизан — 1. После такой "неспадзянкi" императорские войска, собрав резервы, устраивают мрачнейшую зачистку антопольских лесов. В результате страшнейшева мочилова от отряда осталось всего 43 человека, с которыми Траугутт решает отойти в южном направлении (на Волынь). Причём была пущена дез.информация, что Траугутт убит. В общем в создавшихся стрёмных условиях созрела идея распустить отряд и по одиночке выйти к Беловежской пуще. Хворый и измученный он пришёл в поместье Людвинов, где познакомился с семьёй Ожешко

Уже в июле 1863г. с помощью Элоизы Ожешко с липовой ксивой, под видом помирающего родственника, он перебирается в Варшаву (видел Траугутт, что восстание нуждается в хорошей организации и сильном «центре»). За эту выходку семья Ожешко заплатила высылкой хозяина семейства в Пермскую губернию, где он и поменял миры, а имение присвоили власти

Значит 2 жнивня 1863 года он уже избран фактически хедлайнером восстания, после чего ищет помощи за границей во время своих поездок. Без особых результатов приезжает на Родину и решает брать всё в свои руки, координируя свои действия с К. Калиновским. Далее есть мнение, что Траугутт больше разделял взгляды «белых» ( в основном о возрождении Польского государства), в то время как «красный» Калиновский высказывал более крайние соображения (по земельному вопросу, о крестьянах и т.д.). Но в целом мужики продолжили дело Костюшко. Вроде даже многие русские солдаты (а в общем-то, крепостные крестьяне) перешли на сторону партизан. По апрель 1864 года длилось восстание, в течении которого Траугутт был вынужден принимать меры по радикализации движения, усилению и упорядочению повстанческих сил, даже удаётся организовать регулярную армию (в общей сложности в восстании учавствовало около 320 тыс.чел). Однако финиш...

В марте казнён Калиновский, а в августе (5-го числа) был повешен Ромуальд Траугутт в Варшавской Александровской цитадели (кстати, построенной Николаем I в 1834г., неслабо перестремавшимся после восстания 1830г.; любопытно то, что 11 млн. рубликов за строительсво царь приказал отстегнуть Банку Польши за плохое поведение в 1830г.). Итоги восстания (сначала грустные): казнено 128 человек, 853 отправлено на каторгу, около 40 тыс.!!! выслано из края, 320 чел. отправлено рядовыми в армию (неужели уже тогда штраф.бат был?), конфисковано около 1600 имений (деньжищь тьма). Положительные итоги — ликвидированы остатки крепостного права, проведена крестьянская реформа, произошло усиление национального самосознания на белорусских землях

Семейство Траугуттов переехало в м.Клопотин (теперь в черте Кобрина) т.к. усадьба в Островье спалили по приказу властей. Далее оно должно было быть вывезено в Питер для помещения их (т.е. детей Анну и Элоизу) в институт дворянских девиц в Петербурге (на «перековку» что-ли?). Но их удалось под чужими именами вывезти в Варшаву. Ирония судьбы в том, что вдова Траугутта (стоит напомнить, в девичестве Костюшко) вышла замуж за Александра Мицкевича (правильно вы подумали — родного брата Адама Мицкевича) и поселилась в Кобрине, а именно в усадьбе графа А. В. Суворова (подавившего восстание Т. Костюшко)

Немного об увековечении памяти: в 1916 году в Варшаве на месте казни установили крест с терновым венком с последующим переименованием одной из улиц города. В 1933г. был установлен памятник Р. Траугутту в Городце (Кобринщина) по инициативе польской писательницы М. Родзевич, позже памятник был рызрушен. В этом же году в д.Островье, где жил и откуда уходил воевать Траугут, к 70-летнему юбилею восстания, из Кобрина прибыл оркестр 8-го полка имени Р. Траугутта, и два живых участника восстания открыли памятник в виде дубового креста, с надписью на камне «Ромуальду Траугутту — великому сыну Полесья» (от этих объектов тоже ничего не сохранилось). В Бресте до 1939 года элитарная гимназия (старый корпус педагогического университета) носила имя Траугута

Есть данные о памятнике руководителям восстания 1863-1864гг. во Львове (Украина) с высеченным именем Р. Траугутта. В 1928 году открыт памятник генералу Траугутту в п.Свислочь (Гродненская область), причем возведён он был на пожертвования местного населения, но по приходу Красной Армии (это которая всех сильней), он был разрушен до постамента. Спустя полвека стараниями местных историков и энтузиастов восстановлен (по материалам взятым из архивов)


Польская монета с изображением Ромуальда Траугутта

В деревне Шестаково нашего района установлена мемориальная доска. Поляки к тому-же увековечили Ромуальда Траугутта на монетах. О потомках: дочь Анна родила и воспитала троих сыновей (с довольно трагическими судьбами). Средний—Адам погиб в I Мировую (сражался в русской армии), младший—Болеслав погиб в сентябре 1939г. при обороне Варшавы. Сама же Анна умерла в 1938г. Алоиза, не оставив потомков, скончалась довольно рано в возрасте 50 лет

Станислав Август Понятовский


Понятовский Станислав Август (по-польску Stanislaw August Poniatowski), он же граф Понятовский, он же последний польский король, он же последний Великий князь Литовский


Станислав Август Понятовский

Приятно осознавать, что этот мегадядька явлетсяся нашим земляком (родился в деревне Волчин 17 генваря 1732 року). Появившись на свет в очень почётном семействе (батька — краковский каштелян С. Понятовский, мать — урождённая графиня Чарторийская), разумеется, получил чумовую адукацию. Сначала домашнюю (в те годы это вообще клёво), далее был Варшавский коллегиум, а потом молодой интеллектуал сорвался набираться полезных знаний по Европейскому континенту: Бельгия, Саксония, Галяндия, Франция, Англия. Итог сего евротура — знание нескольких иностранных языков (да-да, именно знание с возможностью перевода литературы), широчайшие познания в философии (корешился и переписывался с Вольтером), литературе (это всё литературный салон мадам Жоффрен)


Последний король Речи Посполитой

Таким образом расширив свой интеллект до размеров галактики, Понятовский со скоростью японского лифта взлетает по карьерной лестнице — сначала он робыв в канцелярии своего дядьки (М. Чарторийского), затем стольник литовский, апасля едет в Питер, где является секретарём аглицкаго посла

Герб рода Понятовских «телок»

Далее на некоторое время был отозван из России, но в 1756г. снова возвращается на этот раз уже как посол курфюрста Саксонского и Короля Польского Августа III. После Станислав Август уже депутат сейма. И, наконец, 7 августа 1764 года взбирается на опустевший польский престол (коронация в этом же году 25 ноября в Варшаве, а не в Волчине, как думают некоторые)

Следует оговорится о том, какую огромную роль в его личной жизни&карьерном росте сыграла княгиня Екатерина (будущая императрица Екатерина II), с которой он дружил (иногда её любил), а иногда вступал в жёсткую бойку


Герб Речи Посполитой при Понятовском

Ну дык вот о чём трёп: являясь эрудитом, острословом, мэном с тонкими французскими манерами ну и, наконец, просто красавцем-мужчиной, он замутил лихой роман с Екатериной (ещё во время службы в аглицком посольстве). Именно за сию амурную невоздержанность его и турнули с дипломатической должности. Пришлось Станиславу Августу «arbeiten» на немцев (ну, вы помните — послом Саксонии при Августе III)

Далее, как известно, княгиня Екатерина вступает на российский трон (1762г.), а год спустя зажмуривается тот самый курфюрст Август III и императрица российская, не долго думая, толкает на польский трон своего фаворита — Станислава Августа. Разумеется, все эти интрижки мутятся под контролем русскоо посла Кейзерлинга и ограниченного контингента российских войск

Думала-таки царица, что стольник, ставший благодаря ей королем, сидеть будет тихо и особо не быковать. Но она не учла главного, что родом-то он с Каменеччины и не позволит всяким тёткам собой рулить. Все знаем, чем это закончилось — сработал принцип, описанный ещё Т. Бульбой — «Чем тебя породил, тем тебя и убью». Короче, лицемерная и циничная тётка, используя внутренние противоречия в Речи Посполитой, освободила пана С. А. Понятовского от занимаемой должности 25 ноября 1795г., подло приурочив действо к своим именинам

Подумал Понятовский и решил дёрнуть отседова за бугор (в Италию или Швейцарию), но и тут его прессанула неуёмная царица, закрыв в Гродно под наблюдение генерал-губернатора Н. В. Репнина. В скором же времени помирает Екатерина II и Павел I приглашает всю братию, возбухавшую против маман, в Питер. Среди приглашённых Т. Б. А. Костюшко, Ю. У. Немцевич, С. А. Понятовский (последнему даже выделили для проживания Мраморный дворец, где он и скончался 12 лютава 1798г.)

Дабы описать, что зробыв Станислав Август за всё своё житьё, не хватит никакова «Интернета» т.к. его справы затронули фактически все стороны жизни государства: 3 мая 1791 г. принята первая в Европе Конституция, открыт первый (в Речи Посполитой) общедоступный национальный театр (1765г.), первое светское учебное заведение — Рыцарская Школа Кадетов (1765г.), среди выпускников которой Т. Б. А. Костюшко, Я. Ясинский, Ю. У. Немцевич (неслабо, да?), первый гламурный журнал «Монитор» (1765г.), в котором рулили два креативщика И. Красиньский & Ф. Богомолец (при подготовке сего издания, учитывавшие опыт забугорного часописа «Зритель» (Дж. Аддисон и Р. Стилл, Англия)), первое в Европе министерство образования — Эдукационная комиссия (1773г.), литературное общество (1765г.), занимавшееся ввозом, изданием и переводом книг, куда входили Ф. Богомолец, А. Нарушевич, С. Трембецкий, И. Красицкий, Ю. Шимановский

Сам Станислав Август, будучи прошаренным полиглотом, свободно переводил Шекспира, Горация и польских поэтов на французский, на этой же замежной мове он накропал 10 томов мемуаров. О интересе к ним можно судить хотя бы потому, что они переведены на множество языков (кстати, и на русский тоже)

Поколесив по Европе, он «аккумулировал» много знаний, помимо этого, перенимая наиболее прогрессивные технологии и приглашая заморских спецов. Например, специалисты из Германии, Франции и Англии разрулили магнатам тему про новейшую технику друкарства, рекламы, методами распорстранения печатной продукции. Аналогично обстояло дело и в строительстве, где туса западных дядек привезла новые веяния в архитектуре, скульптуре и воспитала молодую поросль местных мастеров. Изучив британский парламентаризм, Понятовский был основным автором конституции 3 мая 1791 г. (за которую «словил пистонов» от Екатерины II, перед этим получившая от своего фаворита 12 тысячный корпус К. Браницкого для войны с турками в 1787г.). К тому же стремился отменить «liberum veto» в Сейме (когда любой мудак мог похерить самый клёвый закон одним своим словом). Так же реформировал казначейство и преобразовал чеканку денег, открывались новые менницы (Варшава), строит оружейный завод (Козеница), организовывает производство фарфора (Бельведер)

Во многих подобных начинаниях требовались некислые бабки и он отстёгивал их лично (вот оно, меценатство-то) и привлекал друганов. Именно поэтому король вылетел в финансовую трубу. Похоронен он был на родной каменецкой земле (вёске Волчин) в Троицком костёле находящемся таперича в весьма плачевном состоянии


Троицкий костёл в Волчине

Всеволод Макарович Игнатовский


Всеволод Макарович Игнатовский родился 19 апреля 1881г. в деревне Токари (Каменецкий район, в общем, на границе с Польшей) в не такой уж бедной семье народного учителя. Отец его, Макарий Иванович, разумевший, что сила в образовании, отдаёт сына в Виленское духовное училище (к слову сказать, училище в те времена — это вам не современные ПТУ или всякие там кАледжЫ)


Всеволод Игнатовский

После окончания Игнатовский поступает в Литовскую духовную семинарию, а ещё позже продолжил образование в Могилевской семинарии (её окончил в 1902 року). В этом же году едет учиться в Питер, где его принимают в Императорский Санкт-Петербургский историко-филологический институт, из которого впоследствии дважды изгонялся (есть данные, что за участие в антиправительственных демонстрациях). В общем промудохавшись до сентября 1905 года по собственному желанию он кидает ВУЗ

Апасля Игнатовский восстанавливается уже на III курсе Юрьевского университета (таперича Тарту, Эстония) опять отчислился добровольно, мотивируя это желанием поступить на ист. фак Санкт-Петербургскаго университета. Долгие мутки с экзаменами и отъезд в г. Ладейное Поле (это под Питером возле Ладожского озера ) в 1907г. Есть мнение, что это было не что иное как ссылка за связь с эссэрами и участие в студенческой «бузе». В этих местах он знакомится со своей будущей жонкой М. С. Арефьевой

В этих же пинатах Игнатовский тянет непосильную, как план коммунистической пятилетки, лямку сельского препода ажно да 1909г., после чего возвращается в Фаттерлянд, а именно в Гродненскую губернию (Заридово, Слонимщина), где в июле 1909г. у него родился сын, наречённый Михаилом. Снова восстановился в Тарту (Юрьевский университет) и разруливается с ним, уже имея 30 лет от роду. Получив диплом, працювал учителем в частной гимназии в Вильно (таким коротким словцом раньше называли г. Вильнюс). В течении 5 лет в семье прибавление: сыновья Юрий (1911г.) и Валентин(1916г.)

В 1914г. в Минске открывается учительский институт и фамилия Игнатовских перемещается по месту новой работы отца семейства (который становится преподом истории и экономической географии этого ВУЗа). Первая Мировая заставляет Игнатовского эвакуировать семью на Восток в село Бодманово (Балашовский уезд, Саратовской губернии), сам же вместе с институтом переезжает в Ярославль

Именно в этот период его зацепили идеи белорусского национального движения и возрождения белорусской истории. Хотя в это время он официально работает над историческим сборником приуроченным к 300 летию династии Романовых, за что и получает в последствии орден Св. Станислава (ну ничего, эти заслуги ещё ему «зачтёт» власть рабочих&крестьян)

Он собрал организацию «Наш край» позже реформированную в «Молодую Беларусь» с белорусским просветительским уклоном. Кстати, эта туса сочувствовала Б.С.Г. (Беларуская Сацыялiстычная Грамада) — в общем «леваки», к тому же ещё сохранилось старое сябровство с «эсэрами» (тоже левого толка, ещё к тому же террористы, короче вааще кронты). Понимая неизбежность Октябрьского вооружённого переворота 1917г. (более пафосное название Великая Октябрьская Социалистическая революция, причём всё красными большими буквами), идёт на сближение с большевиками. Этот шаг, разумеется, приносит свои девиденды в 1920-1921гг. — Игнатовский Нар.Ком Земледелия БССР, далее (по 1926г.) — Нар.Ком Просвещения, одновременно он профессор (как историк) недавно созданного БГУ, с 1925г. — председатель Ин.Бел.Культа (как вам словцо!?). К 1929г. становится первым президентом Академии Наук БССР (что и было отмечено на шыльде в Токарях и ни слова о научной работе). Ну дык вот это при том, что с 1922 по 1930гг. член ЦИК БССР(причём с 1924г. в президиуме!)

Ну да ладно о регалиях. Всего написал Всеволод Макарович более 40 научно-публицистических работ, в том числе 8 монографий. Автор таких мегавещей как «Кароткi нарыс гiсторыi Беларусi» (1919г.), вроде 5-е издание известно в наше время в виде книжки с жёлто-красной обложкой, однозначно рекомендовано!), мощнейшая монография «1863 год на Беларусi. Нарыс падзей» (1930г.), ещё наиболее известные креативы автора «Кароткi нарыс нацыянальнага адраджэння Беларусi» (1921г.), «Матывы лiрыкi беларускага песняра М. Чарота» (1922г.), «Беларусь» (4 издания), «Каля магiлы барацьбiта» (1927г.)


Кароткi нарыс гiсторыi Беларусi

Всё хорошо, если бы за видного учёного не взялся один из народных комиссариатов (а именно внутренних делов БССР), который обвинил Игнатовского в «национал-демократизме» и после нескольких нервных деньков в ОГПУ (та ещё пресс-контора) покатилась его жизнь, как арбуз под откос: сняли с должности президента АН БССР, потом исключили из самой лучшей в мире партии и т.д. и т.п. Далее НКВД пришило историку участие в очень контр.революционной организации «Белорусский национальный центр», разумеется на ходу придуманной самими чекистами. По этому делу проходило около 10 человек из академии. К 1937 року насчитывалось около 50 репрессированных членов АН БССР (среди них вице-президент Академии директор Института Экономики Т. Домбаль, секретарь Академии директор Института Истории В. Щербаков и др.)

Вернёмся к Игнатовскому. Пленум ЦК КП(б)Б (пёс его знает, чем занимавшаяся кодла) вывел Всеволода Макаровича из состава Бюро ЦК, а в 1931г. самая справедливая в мире партия навесила на учёного не очень приятный (скажем более — очень стрёмный) ярлык — «национал-уклонист». Смысл сего не очень то понятный самим борцам за мировую революцию, однако в практическом плане это означало довольно скорую дальнюю северную поездку или физическое уничтожение. Потом снова понеслись гонения и травля с предложениями о сотрудничестве (т.е. стучать на коллег, как пионэрский барабан)

Всё это привело к тому, что из неслабо уважаемого человека, мощнейшего учёного, Игнатовскому были приклеены другие эпитеты суммарно тянувшие на не сильно почётное звание «врага народа», таким образом вопрос о уничтожении его был фактически предрешен. 4 февраля 1931г. Всеволод Макарович Игнатовский застрелился.

Уже позже (в 1991г.) Постановлением Совета Министров РБ №132 «Об увековечении памяти первого Президента Академии наук БССР В. М. Игнатовского», с последующим присвоением имени учёного одной из улиц Минска, установкой мемориальной шыльды в доме №15 по ул. Революционной (как вам название?) в Минске, где жил и трудился Игнатовский В. М., а так же мемориальная доска была повешена в деревне Токари на родине учёного


Всеволод Игнатовский
Погода, поиск
Каменец - туристам

Вход
Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация
К нам приходят

Друзья сайта

Яндекс.Метрика

Copyright WebCode-Command © 2003-2007

Каменец и окрестности © 2007-2017

Производство сувениров в Беларуси
Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 7.1.00